Рейтинг@Mail.ru

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков 2018-04-05T12:25:44+00:00

Не меньшее значение для отмеченного опосредования нашей информации в византийских источниках имели сюжеты античной традиции. 

Мотивы «скифского снега», «северных ветров», негостеприимства и жестокости «тавроскифов», перекочевав из произведений Геродота или Еврипида, оказывали влияние на современные византийцам XII—XIII вв. представления, формируя их. Для авторов рассматриваемого периода актуальны географические описания Страбона и Дионисия Периэгета, античные данные о вооружении кочевников, их образе жизни. Эта традиция создает тот социальнохудожественный фон, в диалоге с которым византиец соотносит непосредственные наблюдения, создавая и систему знаков для их передачи.

Итак, на уровень информативности наших источников влияют литературные принципы жанров произведений, традиции, законы выражения в соответствии с требованиями общественно-го и художественного этикета. Однако в каждом конкретном случае набор клише, стереотипов фактов, слов, образов не обусловливает непременно книжную основу сообщаемых данных, не исключает личное, непосредственное наблюдение.

Такое явление вызывает необходимость рассмотреть проблему системы византийских этнических, этнонимических и географических представлений.


 

ПРОБЛЕМА ЭТНОНИМОВ, ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ И ГОСУДАРСТВЕННЫХ НАИМЕНОВАНИЙ

Многочисленные дискуссии при изучении этнического состава населения восточноевропейских областей, определении народности кочевых племен, изучаемых в связи с событиями отечественной истории, вызваны различиями в толковании этнонимов привлекаемых византийских источников. Так, например, по сообщению Никиты Хониата, восстание под руководством Петра и Асеня было поднято «скифами и влахами». В соответствии с определением этнического содержания терминов восстание Петра и Асеня рассматривалось то как болгарское (для восточной части Подунавья), то как влашское; в «скифах» видели то половцев, то влахов; этнонимы, отнесенные к участникам движения, атрибутировали болгарам, влахам, куманам и русским. Отсюда — споры о ведущей роли того или иного народа в освобождении Болгарии от византийского господства, в образовании и становлении Второго Болгарского царства. Из этого видно, насколько трудным является раскрытие содержания этникона «скифы» византийских источников.

Различия в толковании этнонимов вызваны тем, что в изучаемых памятниках принятые, современные для XII—XIII вв., названия народов и государств встречаются редко. Например, термины «русские», «Русь» (в различных вариантах) систематически употребляются только в актах и легендах печатей. Характерно, что в грекоязычных печатях русских князей употребляется исключительно тот же термин. Других наименований для Руси эти два типа источников практически не знают. Совсем иная картина наблюдается при анализе нарративных сочинений: самоназвания народов или актуальная терминология — скорее исключение, чем правило. Можно привести лишь немногочисленные случаи их употребления. Основная же масса этнонимов — архаические наименования, утерявшие свой настоящий этнический смысл: «тавры», «тавроскифы», «скифы», «киммерийцы», «гипербореи» и т. п.

Архаизация употребляемой терминологии — явление, характерное в анализируемых источниках не только по отношению к народам рассматриваемого региона. Это элемент системы словоупотребления византийских авторов вообще. Как известно, туркисельджуки в текстах оказываются «персами», венгры называются не только «уграми», но чаще «пеонцами», «гепидами», «гуннами», «мисийцами», «скифами», «паннонцами» и т. д., жители Адриатического побережья — «трибаллами», «далматами», «иллирийцами», «сербами», «даками», а население Подунавья — «гетами», «даками», «скифами», «влахами» и т. д. Этническое содержание употребляемых названий редко соответствует принятому этнониму. Во многих случаях не устанавливается единственная корреляция между этниконом и этносом: один термин имеет расширенное значение, распространяясь одновременно на несколько народностей, или для целого ряда наименований находится лишь один и тот же реальный этнический коррелят.

Следует отметить и другую особенность византийских наименований народов: риторическому стилю повествования присуща замена этнонимов описательными выражениями, например, «северный» может обозначать русских, «западные»  племена — тюркских кочевников, болгар, влахов, «миксоварвары» — нижне-дунайское население, употребителен общий термин «кавказцы» и т. п.