Рейтинг@Mail.ru

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков 2018-04-05T12:25:44+00:00

В византийских источниках зафиксированы названия ряда областей и городов Древней Руси, толкование которых не вызывает затруднений. В перечне епископий «Великой России», составленном в середине XII в., перечисляются Белгород, Новгород, Чернигов, Полоцк), Владимир, Переяславль, Суздаль, Туров, Канев, Смоленск, Галич. Под именем «Киава» («Киама», возможно, «Киова») Никита Хониат и Киннам имеют в виду, несомненно, Киев. Наибольшее количество свидетельств византийских источников относится к галицкой Руси, наиболее близкой к Византии территориально и потому занимавшей в международных связях Империи видное место. Наши авторы знают границы галицкой земли: непосредственно соприкасаясь на западе с Венгерским королевством, на юге она доходила до отрогов Карпат. галицкое княжество, с одной стороны, рассматривалось как одна из «топархий» Руси, но вместе с тем улавливается отношение византийцев к нему как к некоей самостоятельной территориальной и политической единице: во всяком случае, галицкий князь противопоставляется византийским автором «властителю» Киева — центра всей Руси.

Таким образом, в византийских источниках содержится немало сведений о территории Руси, ее областях, указываются топографические особенности южной границы русских княжеств, т. е. знакомство с территориально-политической структурой Руси показательно для выяснения характера знаний византийцев об интересующем нас регионе. Подробные сведения о делении русских областей находятся в памятниках, относящихся к церковному устройству: именно константинопольская церковь, прежде всего заинтересованная в распространении своего влияния на как можно большую территорию Руси, оказалась нашим информатором по данному вопросу.

Более сложными являются проблемы определения этнических данных византийских источников о территории нашей страны. Все «северные» народы связываются византийцами «скифской» общностью. Так, этноним «росы» (русские) синонимичен, по Иоанну Цецу, имени «тавры», которые оказываются «скифским» племенем. Эта синонимия отражает традиционное у византийцев наименование русских античным термином «тавроскифы». Правда, в XII в. такая атрибуция не единственная: современник Цеца Никифор Василаки под «Тавроскифией» имеет в виду землю, в которой находится, по всей видимости, Филиппополь (современный Пловдив в Болгарии), а Иоанн Киннам «скифами около Тавра» называет половцев. Что касается Болгарии, то Цец дает подробную топографию пространства на юг от Дуная, определяя границы расположенных там областей — двух Миссий, Фракии и Македонии; сам же этноним у Цеца встречается в качестве синонима «пеонцы» (не венгры, населяющие, по Цецу, одну из упомянутых Миссий). Половцы же в сочинениях византийского эрудита фигурируют под общим именем «скифы». Так, в рассказе о половецком набеге 1148 г. кочевники названы «придунайскими волками, частью скифов». То, что под приведенным выше названием «собственно скифов» в отличие от «скифов вообще» нашим автором имеются в виду куманы, говорит текст «скифского» приветствия в эпилоге «Теогонии» Иоанна Цеца.

«Скифское» приветствие представляет собой куманское, что определяет и интерлинеарная глосса, сделанная киноварью в Сод. Vindob. Phil, gr., 118. Правда, по Д. Моравчику, приветственное восклицание может скрывать арабское selam aleikflm, т. е. может принадлежать какому-нибудь «исламскому» народу. Сам этноним «куманы» нигде не встречается в других сочинениях Цеца; однако не следует недооценивать определения интерлинеарной глоссы: аналогичная помета, поясняющая этноним Цеца «персы», туркам, находит подтверждение в «Историях». В эпилоге «Теогонии» приведено и русское приветствие: «К русским я обращаюсь по их обычаю, говоря „здравствуй, брате, сестрица, добрый день!“».

Далее Цецем приводятся и некоторые аланские выражения.

Таким образом, та «скифская» общность, которая постулируется Цецем применительно к Причерноморскому подрегиону, представляется им же в языковом отношении чрезвычайно разнообразной. В самом деле, помимо рассмотренных народов, здесь же Цецем локализуются и «киммерийцы». Они помещаются у Тавра скифов и Меотийского озера, т. е. в Крыму и Приазовье. По выдвинутой пробной реконструкции этноним *kers-mar является фракийским названием Черного моря: на фракийской языковой почве этноним KipiiEpioi мог иметь вид и значение *kir(s)- mar-io, где *kers — черный и *mar-/*mor — море. Причем в вопросе о киммерийцах сам этноним представляется единственным достоверным языковым фактором их принадлежности. В этой свя-зи, памятуя о возможном широком этническом содержании термина «скифы» и о локализации «киммерийцев» Цецем (абстрагируясь от других локализаций и употребления имени в переносном смысле), интересно обратить внимание на схолию к «Историям» Цеца, где скифы фигурируют в качестве фракийского рода.