Рейтинг@Mail.ru

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков 2018-04-05T12:25:44+00:00

С Меотидой — Азовским морем — у Цеца ассоциируется целая ветвь «скифов». В экскурсе о «Скифах» в «Историях» различаются три ветви «скифов»: меотийские, кавказские (с ними связаны «узы» и «гунны») и оксианские.

К последним, по Цецу, относятся «скифы», находящиеся за Гирканским (т. е. Каспийским) морем — «в Сугдиаде», где протекает река Оксос. Однако в комментарии «Историй» к упоминаемым в одном из писем «оксианским рыбам» «оксиане» локализуются в Крыму и отождествляются с «хазарами»: «Хазары — жители Сугдеи и Херсона — по названию реки Оксос, которая течет в их земле, называются оксианами». Эта неожиданная атрибуция может быть объяснена тем, что спутана Сугдея — город и порт в Крыму (Сурож русских летописей, совр. Судак) с Согдианой — областью Средней Азии. Река Оксос (совр. Амударья) относится к Согдиане, а не к Сугдее. Жителей именно этого района Цец называет «оксианскими скифами» и сближает с «восточными скифами» Геродота.

Таким образом, в рассмотренных представлениях нередко получается причудливая контаминация книжного ученого знания и непосредственных наблюдений, актуальных свидетельств. Источник этого — в особенности мировосприятия византийца: на непосредственно наблюдаемое накладывается сетка книжного, возведенного в парадигму знания. Так, у Цеца античная картина накладывается на географию современного ему мира.

Таким образом, наиболее сильной в византийской традиции оказывается актуализация античных географических представлений и этнических наименований, что приводит к неожиданному внешнему эффекту: население Руси обозначается (нередко в переносном смысле) многочисленными архаическими племенными названиями — «скифы», «тавроскифы», «тавры», «киммерийцы», «меоты», «хазары» (для Крыма) и др. Такая «зашифрованность» актуальных описаний древними этническими терминами, «знаками», наблюдается и в других случаях. Так, встал вопрос об обозначении в византийских источниках галицкой земли, помимо указанного имени «Га лица» (с вариантами), архаическим термином «галаты». В «исторических стихотворениях» Феодора Продрома неоднократно среди подвластных византийско-му василевсу народов упоминаются «галаты» — часто рядом с «далматами» (сербами). В других случаях «галаты» фигурируют по соседству со «скифами» — куманами, называются вместе с италийцами и сербами, упоминаются «галатские долины». В данном случае невозможно отождествление этих «галатов» с «Галлией Иакова» — Испанией (Галисией); однако в некоторых из этих случаев нельзя исключать и понимание под «Галатией» соответственной малоазийской области.

Территория Руси называется и Гиперборейской землей; таким образом, древние литературные свидетельства о гипербореях переносятся на русских, формируя представления о них. О значении архаизации для византийской собственно этнонимики и топонимики народов и областей Руси уже говорилось. Сейчас важно подчеркнуть, что традиционные представления о географических областях, климате, природных условиях стран этих древних народов прилагаются к описанию северных территорий, значит, и Руси, нашими авторами. В результате создается образ страны, во многом близкий античной Скифии или Киммерии. Обширность пространств территории к северу от Черного моря вошла в поговорку о «скифской пустыне»; климатические особенности этих областей будут непременно ассоциироваться со «скифским снегом», бурями, сыростью и дождями; Русь — наследница киммерийских областей — представляется погружен-ной во мрак страной, солнце над которой светит считанные дни в году, а может быть, и вообще не появляется.

Византийские писатели указывают известные из памятников прошлого реки, озера, моря Скифии: «Узкое море», «Священное море», реки Эрида, Лагмос, Телам, Термодонт. Наряду с этим постоянными атрибутами «тавроскифских» областей являются известные Понт — Черное море, Боспор Киммерийский — Керченский пролив, Меотида — Азовское море, Гирканское море — Каспийское море, Танаис — Дон и даже Сиака — Сиваш. Еще более конкретны непосредственные свидетельства о животном мире русских лесов и рек, они тоже имеют легендарную или сказочную окраску. Наряду с рассказами об экзотическом пиршественном столе, украшенном вяленой рыбой, черной и красной икрой с Дона сообщается об именовании жителями Сугдеи (Сурожа) и Херсона крымской рыбы «берзитикой», в чем отражено предание о хазарской Берзилии. Неоднократно упоминается и о белых зайцах России, мех которых импортировался в Византию; называется и диковинный обитатель «тавроскифских» земель зубр; известен, очевидно, и морж, изделия из кости которого описывает Цец. Интересно, что в то время как информацию об областном делении Руси доносят в основном источники из церковной среды, материалы о животных, рыбах, речных и морских путях связаны с фактами торговых русско-византийских отношений.