Рейтинг@Mail.ru

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков 2018-04-05T12:25:44+00:00

Узлом этих связей были Крым и Приазовье, где находились владения как византийско-й империи, так и русских князей. Установлено, что в конце XII в. в землях Боспора Киммерийского действовал византийский податный сборщик, в Керчи был византийский наместник. Таким образом, Византия имела в Крыму свои территории (помимо Херсона-Херсонеса), возможно, близкие к крымским фемам более раннего времени. На протяжении всего рассматриваемого периода встречаются сообщения о функционировании крымских церковных епархий Константинопольского патриархата — Сугдеи, Фуллы, Готии, Херсона, Хазарии, Боспора, Сугдофуллы.

Вместе с тем в византийских памятниках этого времени сообщается о русских (?) купцах, спешащих в Солунь из Крыма, а по императорским актам второй половины XII в. итальянским купцам не гарантируется свобода и безопасность торговли в районе Крыма и Приазовья. К середине XIII в. уже сообщается о набегах и владениях «скифов» в крымских городах, т. е. половцев или татар. Таким образом, Крым и соседние с ним земли представляли собой своеобразную часть русской земли, подвластность которой тем или другим правителям постоянно оказывалась исторической проблемой. Однако важно, что здесь происходили непосредственные контакты русских с византийцами — церковные, торговые, политические. В данной связи уместно поставить вопрос о месте Руси и Византии в международных отношениях средневекового мира.


 

Глава 2

ВИЗАНТИЙСКИЕ ИСТОЧНИКИ О МЕСТЕ РУСИ В МЕЖДУНАРОДНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

Проблемы русско-византийских отношений в XII—первой половине XIII в.

В историографии проблема русско-византийских отношений долгое время рассматривалась в рамках вопроса о месте Руси в византийской иерархии государств, так как в соответствии с определениями политической доктрины Византии все неромейские, «варварские», народы занимали подчиненное положение по отношению к Империи, где василевс представлялся единственным владыкой ойкумены. Поэтому Русь XI—XIII вв. рассматривалась Г. Вернадским, М. Д. Приселковым как орудие Византии против степи: взаимоотношения двух государств определялись в это время византийскими мероприятиями по организации «русского фронта» против печенегов, торков и половцев.

В новейшей модификации такого представления Д. Оболенского, поставившего вопрос, как византийская теория всеобщей гегемонии могла ужиться с идеей политического суверенитета русских князей, Русь занимает место в иерархии «византийского содружества наций». Введенное английским византинистом, такое понимание «федеративного» объединения вокруг Византии государств, автономных подданных империи, призванных охранять ее границы взамен на имперское покровительство, привилегии, субсидии и дарование права самоуправления, прилагается к изучению русско-византийских отношений. Признавая невозможность политической зависимости Руси от Византии вследствие географического (удаленность), внешнеполитического (монголо-татарское завоевание Руси) и военного (могущество русских князей и ослабление Византии) факторов, Д. Оболенский утверждает положение о признании на Руси византийского василевса верховной главой христианского «содружества наций», отсюда — его статуса верховенства над Русью.

Однако еще В. Г. Васильевский доказал сложность и взаимообусловленность внешнеполитических контактов Руси и Византии на фоне комплекса факторов международной жизни Европы XII в. В. Мошин показал на примере афонского Русского монастыря активность вмешательства русских князей в события международной жизни Юго-Восточной Европы, самостоятельность их политики по отношению к Византии. М. В. Левченко пошел еще дальше, поставив в ряде случаев внешнеполитическую деятельность Византии в зависимость от политики Руси. В других случаях подчеркивается дифференцированность и избирательность внешнеполитических отношений различных русских княжеств в XII—XIII вв. с Византией; при этом политическая концепция автономии Руси выражала реальное положение дел. В последнее время в нашей науке поставлен вопрос о комплексе факторов, определяющих внешнеполитическое положение Руси по отношению к Византии. В. Т. Пашуто, а затем Г. Г. Литаврин и В. Л. Янин, рассмотрев эволюцию русско-византийских отношений, пришли к выводу о наступательном, активном характере политики Руси в борьбе за экономические и торговые привилегии, установление регулярных политических контактов, признания себя на международной арене; общий путь развития отношений шел от военных, политических и экономических столкновений и союзов в область культурного и церковно-идеологического взаимодействий.