Рейтинг@Mail.ru

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков 2018-04-05T12:25:44+00:00

Внешнеполитические события анализируются при этом не односторонне; так, при отмечаемом ослаблении власти Руси в Крыму и Приазовье указывается одновременно на упрочение ее влияния в междуречье Днестра и Сирета, в нижнем Подунавье в связи с рядом вопросов византийской и степной политики. Подчеркивается, что изменения в характере межгосударственных отношений обусловлены не внешнеполитическими факторами — латинским завоеванием Константинополя и монголо-татарским нашествием на Русь, но внутренним развитием Руси: она «выросла», и вместе с тем дальнейшие пути ее уже многих центров разошлись. Таким образом, был поставлен вопрос о месте Руси в системе средневекового мира, о международном значении Древнерусского государства. Проблема, рассматривавшаяся некогда в сфере сюжетов о византийском влиянии и гегемонии, перешла в новую плоскость изучения.

Поэтому необходимо рассмотреть поставленную проблему в свете наших источников. Анализируя воззрения византийцев на место Древней

Руси в средневековом мире, можно установить несколько уровней оценки.

Первый из них — традиционная оппозиция ромеев и «варваров». Русь, наследница «скифского» прошлого, не входящая в пределы империи, рассматривалась в аспекте этой позиции. Причем, помимо нейтрально-технического значения понятия «варвар» (как неэллин), можно обнаружить и оценочно-отрицательное: так, поддерживается еврипидовское представление о жестокости «тавроскифов», убивающих чужестранцев, их нечестии, богоборстве; об императоре Андронике Комнине замечается, что страсть к кровавым зверствам он обрел во время странствий среди «варваров», в чем можно видеть намек на пребывание Андроника на Руси и Кавказе.

Однако наряду с этим традиционным, окрашенным оттенками литературных античных реминисценций уровнем в наших памятниках зафиксирован и другой вид воззрения: Русь оказывается важнейшим элементом христианского мира. «Христианнейшим» назван русский народ, борящийся с половецкими ордами; Русь и связанные с ней народы — оплот православия перед лицом латинского Запада. Оппозиция «варвары» — «неварвары» обретает на этом уровне конфессиональный характер: «варвары» — «христиане». Хронологически в византийских источниках укрепление отмечаемого представления о Руси наблюдается с конца XII—начала XIII в. Участие иерархов Руси в церковных соборах, посольства и паломничества в Византию, деятельность Русского афонского монастыря — реальное подтверждение таких воззрений.

Наконец, третьим уровнем определения места Руси в структуре современного общества, по византийским источникам, оказывается прямое сопоставление внутренних общественно-политических систем Руси и Византии, замечаемое нашими авторами сходство процессов социального развития двух государств. Византийцы четко фиксируют наличие на Руси отдельных соперничающих княжеств; термины, обозначающие князей соответствуют титулам, применимым к правителям других европейских государств — Венгерскому и Богемскому королевствам, Болгарскому царству, южнославянским государствам. Более того: Никита Хониат повествует о разразившейся к началу XIII в. братоубийственной резне, в которой Роман Галицкий разбил «правителя Киева» Рюрика. Еще раз вспоминает он об усобицах среди «тавроскифских» династов в связи с рассказом о борьбе между сыновьями Стефана Немани в Сербии. Политическая раздробленность и внутренняя борьба отмечаются, помимо «тавроскифов» и «далматов», у сельджуков, венгров и многих других народов, причем источником такого процесса, охватившего мир, считается государство ромеев: «Так, пример братоубийства, показанный в Царь-граде, сделался как бы образцом, моделью или даже общим правилом для всех воинов земли; так что не только персидские, тавроскифские, далматские, как теперь или несколько позже пан- нонские государи, но и владетельные лица разных других народов, обнажив мечи против единокровных родственников, наполнили свои отечества убийствами и мятежами» (532.14—20).

Таким образом, определение нескольких уровней отношения к Руси в византийских памятниках позволило выделить представление о сопоставимости общественно-политических процессов на Руси и в других государствах средневекового мира. Значительное место феодальной Руси в структуре международных отношений в Европе XII—начала XIII в. подчеркнуто и византийскими авторами того времени.