Рейтинг@Mail.ru

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков 2018-04-05T12:25:44+00:00

В историографии имеется представление об ослаблении русско-византийских конфликтов в ХII в. (особенно к концу): отсутствие прямых военных столкновений, внешнеполитическая опасность для каждой из сторон (кочевники и латиняне) обусловили как будто бы ослабление вплоть до прекращения этих связей, не зафиксированных источниками. Прекращает существование наемный корпус византийской армии, составленный из русских, вытесненных скандинавами. Ничего не известно о Русском монастыре на Афоне с последней трети XII в. и т. д.

На первый взгляд, действительно, материала о «русах» в рассматриваемых источниках не так много, нет и таких ярких памятников, как русско-византийские договоры X в. Однако если учесть те особенности византийских памятников, о которых говорилось выше, то данных по интересующей нас теме можно получить значительно больше. Это прежде всего касается внешнеполитических, военных и посольских отношений.

Международные договоры, документы посольств, переписка восточных патриархов с главой римской церкви, монастырские акты XII— ХШ вв. дают интересные сведения для изучения истории политических, торговых, церковных и других контактов Византии как со своими непосредственными соседями, так и с более отдаленными странами.

В настоящий момент представляется необходимым рассмотреть внимательно, какова же та документальная база, на которой следует основываться исследователям истории русско-византийских отношений указанного периода. С самого начала изучение материалов византийских актов по истории народов Восточной Европы — Руси и ее соседей — сталкивается с рядом проблем. Трудности возникают не только в связи с данными, не привлекавшимися ранее специалистами, но и при критическом рассмотрении актов, хорошо известных и давно используемых в литературе.

До нас не дошло ни единого оригинального текста византийских императорских актов рассматриваемого периода, связанных непосредственно с русско-византийскими отношениями. Все, что мы знаем по греческим источникам о посланиях византийцев на Русь, — это договоры, которые упоминаются Киннамом в рассказе о посольстве Мануила Комнина на Русь около 1165 г. (об одном из посольств к киевскому князю Ростиславу сообщает и Ипатьевская летопись). Каковы были последствия обращений Константинополя к киевскому и галицкому князьям? Посольство Мануила в Галичину связывается с попыткой вернуть бежавшего туда из Византии Андроника Комнина: в связи с этим возникает вопрос, точна ли недавняя передатировка начала пребывания последнего на Руси?

О намерениях Андроника, о реальном состоянии галицко-венгерских отношений, об участии Ростислава в войне в союзе с Византией из приведенных документов мы конкретно ничего не знаем. А выяснение этих вопросов важно для определения, распространялось ли в это время на галицких князей понятие империи ромеев, что засвидетельствовано Киннамом в рассказе о браке в 1404 г. дочери Володаря Ростиславича с сыном Алексея I Комнина. Большой проблемой представляется и определение самого понятия. Здесь нам важно уловить суть и особенность вассальных связей в это время, отказавшись от современных представлений о функциях верховной власти, о сущности положения зависимости в новое время и т. п., для чего следует привлечь и известные синхронные данные по Болгарии (Г. Г. Литаврин), Южной Италии (В. Фалькенхаузен), Армении. Далее, тот факт, что византийский император вел переговоры с галицким и киевским князьями отдельно, не подтверждает предположения М. Д. Приселкова о непонимании в Константинополе сложившейся на Руси ситуации и об отсутствии учета ее в политической практике Византии. Договор же с Ростиславом о поставлении киевских митрополитов интересно сопоставить с немного более ранним по времени делом новгородского епископа Нифонта и действиями владимиро-суздальских князей по установлению митрополии во Владимире.