Рейтинг@Mail.ru

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков 2018-04-05T12:25:44+00:00

При изучении патриарших грамот возникают существенные трудности дипломатического характера. Так, до сих пор не разработаны формуляры византийских патриарших грамот (как это сделано в отношении императорских посланий). Решать эту проблему также приходится наряду с непосредственными занятиями по нашей теме.

Иногда проблематичным является и само содержание документа. Это относится хотя бы к известному в русской версии посланию Германа II митрополиту Кириллу 1228 г.: «неожиданность» тематики этого документа можно объяснить соединением двух (или больше) различных актов (попутно встает проблема их подлинности) в одно послание.

Для выявления нового материала необходимо обратиться к тем свидетельствам, где нет прямого упоминания русских или «тавроскифов»: памятуя о византийско-й приверженности заменять термин описанием, можно понять значение многих важных для нас текстов. Так, анализ речи Михаиларитора — племянника (или близкого человека) солунского митрополита — показал, что за неопределенными намеками памятника можно уловить отражение сложной военно-политической борьбы в Центральной и Юго-Восточной Европе в начале 50-х гг. XII в. Михаилритор сообщает, что после разгрома «даков» василевс двинулся на «гепидов»; перейдя Дунай, предал «Паннонию» огню, после чего сатрап «гепидов» бежал. Здесь речь идет о победе императора Мануила I над венгерским королем в 1151 г. после разгрома сербов. Далее говорится, что эхо этой победы дошло до сицилийцев и «тавроскифов», причем «северный» от шума молвы тяжело повесил голову. Отождествление «тавроскифов» с русскими позволяет видеть в «северном» русского князя, возможно Юрия Долгорукого, союзника Мануила; данные же речи в целом позволяют предположительно говорить о состоявшемся или готовившемся походе около 1152 г. византийских войск в северное Приазовье (может быть, против половцев или Изяслава).

Подобным образом можно выявить еще некоторые свидетельства византийских источников о возможных посольствах русских в Византию. Так, Евстафий Солунский в энкомии Мануила Комнину повествует о народах, некогда агрессивных, теперь же усмиренных: они приезжают в Византию, даже переселяются на житье — «агаряне» (турки), «скифы» (кочевники), «пеонцы» (венгры), обитающие за Истром (население Подунавья), и те, кого овевает только северный ветер. В соответствии с географическими представлениями о делении зон земли по направлениям различных ветров, народом, находящимся под северным ветром, являются «тавроскифы», т. е. русские. И Евстафий рассказывает о сильном впечатлении, произведенном Мануилом на иностранцев.

В другой речи Евстафия, написанной, вероятно, после 1173 г., ритор, восхваляя военные успехи императора, образно говорит о подчиненных и зависимых народах как элементах украшения царства Мануила. Упоминая порабощенных далматов, пеонцев и скифов, он указывает и на северных, также покоренных, соседей их. Это может относиться и к галицко-му князю: о Владимире галицко-м Киннам говорит как о подвластном союзнике Мануила в начале 50-х гг. (115.18—19). Евстафий в речи сообщает и о посольствах в Константинополь с самого края земли (95.15 и сл.); эхо побед Мануила достигает «се вера» (103.31 и сл.) В этих словах также скрыт намек на Русь.

Еще в одном слове к Мануилу, произнесенном между 1174 и 1178 гг., Евстафий с удивлением восклицает по поводу посольства к Мануилу архонта из «северных» по отношению к «Пеонии» (Венгрии) земель, ничуть не меньших ее. Речь опять-таки идет, вероятно, о галицком княжестве. В этом акте панегирист видит признание верховной супрематии византийского василевса над другими властителями.

Наконец, среди народов, перечисленных в речи по поводу прибытия в столицу царственной невесты из «Франкии» (имеется в виду свадьба Алексея II — сына Мануила с Анной-Агнесой, дочерью французского короля Людовика VII, в 1179 г.), упомянуты и «северные»: в свете наших данных — русские.