Рейтинг@Mail.ru

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков 2018-04-05T12:25:44+00:00

Намек на русское посольство можно предположить и во «Взятии Солуни» Евстафия, где сообщается о посланниках «германского филарха» (Филиппа II Французского), «аламанского властителя» (Фридриха I Барбароссы), «посланника Марка» (Конрада Монферратского), «угорского короля» (Белы III), а также другого сильного соседа последнего, — возможно, галицко-го князя.

Определенную информацию дает нам и речь Михаиларитора — племянника (или близкого человека) митрополита Анхиала, где отражены внешнеполитические события империи в конце 50—начале 60-х гг. Описывая успехи Мануила в отношениях с Балдуином III Иерусалимским, с Кылич-Арсланом II и др., ритор говорит о том, что одна только молва устрашает «северного», как и «внутреннего северного». Вероятно, здесь содержится намек на Венгрию и Русь, местоположение которых соответствует византийским представлениям о направлении сторон света.

Возможно, тот же смысл содержится и в сообщении одного из стихов продромовского Манганского цикла о власти Мануила над «Бореем».

О посольстве «скифа» в Константинополь после свержения Андроника Комнина (1185) сообщает и Михаил Хониат. Поскольку земли Приазовья в этом произведении им называются «гиперборейскими», «киммерийскими», «скифской пустыней» (321.5 и сл.), не исключено, что и здесь речь идет о Руси. «Север» и «Скифия» синонимичны «Тавроскифии» (11.151.14—23).

О посланнике из «северных климатов», о власти василевса над «северными климатами» сообщает и Николай Месарит. А. Васильев видит здесь Трапезунд, однако, как правило, в визан- тийских источниках «северными климатами» называется Крым.

Однако во второй половине XII—начале XIII в. русско-византийские отношения не ограничивались, видимо, посольскими связями. Дело, возможно, доходило и до прямых военных столкновений. Так, по сообщению Николая Месарита, участники мятежа Иоанна Комнина 1201 г. требовали, чтобы ромеев не побеждали ни «скиф», ни «болгарин», ни «тавроскиф», ни другие «варвары». А. Гейзенберг видит в «тавроскифах» куманов, но, возможно, речь идет о русских, называемых обычно «тавроскифами». Во всяком случае из речи Никиты Хониата мы знаем об участии «тавроскифов» — бродников — в борьбе болгар против Византии.

Итак, если полученные сведения прибавить к уже известным и использовавшимся многочисленным данным о военных экспедициях, посольствах и брачных связях, русских паломниках и византийцах, отправлявшихся на Русь, актах, упоминаемых в различных нарративных источниках, касающихся русско-византийских связей, то получится картина интересных взаимоотношений древнерусских княжеств с Византией в продолжении всего XII и начала XIII в. Конечно, необходима конкретизация и уточнение полученных данных; но можно сказать, что политические связи двух государств не ослабевали в XII в., как считалось ранее.

Однако специалисты, усматривая ослабление этих контактов, обращались к истории экспатриальных групп русских — наемного корпуса в Византии и афонского Русского монастыря, показывая прекращение существования первого и единичное количество данных XII—XIII вв. (лишь два акта) о втором. Поэтому необходимо специально остановиться на этих вопросах, исследуя данные афонских актов. При этом мы обратимся и к более ранним документам.


 

Глава 3

АФОНСКИЕ АКТЫ КАК ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ РУССКОГО ВОЕННОГО КОРПУСА В ВИЗАНТИИ

Большое значение греческих документов Афона для византиноведения общеизвестно. Однако афонские акты содержат важные материалы, относящиеся к истории и соседних с Византией, и более отдаленных государств и народов на территории Болгарии, Сербии, Румынии, Руси и Кавказа. Это объясняется как постоянными связями Афона с ними, так и наличием на Афоне русского (Ксилурга, затем — св. Пантелеймона), сербского (Хиландарений), болгарского (Зографский) и грузинского (Ивирский) монастырей.

Полное издание афонских документов к настоящему времени еще не завершено. Первые выборочные издания актов появились в середине XIX в. в работах Порф. Успенского. Начало сводным публикациям архивов Афона было положено также русскими византинистами: в 1873 г. в Киеве были опубликованы акты Русского монастыря. К изучению привлечены как греческие, так и сербские, русские, валашские и другие грамоты монастырского архива. Текст актов на языке оригинала сопровождается русским переводом и заключается небольшими примечаниями, относящимися к чтениям издателей либо к реалиям. Для своего времени такого рода труд был значительным; но принцип издания определен уровнем развития дипломатики и византиноведения того периода.