Рейтинг@Mail.ru

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков 2018-04-05T12:25:44+00:00

Публикации афонских актов продолжаются. К настоящему времени вышло в свет лишь чуть больше четверти запланированных изданий «Архивов Афона». П. Лемерль, Д. Папахрисанфу, Н. Зворонос, А. Гийу готовят следующие тома документов Лавры. Грамоты Кастамонита издал Н. Икономидис. Важную для нас новую публикацию актов Русского монастыря подготовили П. Лемерль и Ж. Дагрон. Над актами Ксенофонта и Пантократора работал ныне покойный В. Лоран. Э. Зизица и Н. Икономидис выпустят акты Дохиария, Ж. Бомпэр — монастыря Павла, Н. Иконодимис и Ж. Лефор — Ивирского монастыря, Ж. Бомпэр и Л. Мавроматис — Ватопеда, Ф. Баришич — Хиландаря, И. Дуйчев — Зографского монастыря. Все издание охватит около 1200 греческих документов Афона, свитки части которых достигают в длину нескольких метров.

Хронологически акты до начала XIII в. представляют собой древнейший пласт афонского архива. Для исследования данных греческих документов Афона этого времени по истории Руси, тюркских народностей, кавказцев и славянского населения Восточной Европы сейчас оказалось возможным привлечь в целом 120 актов. Остальные относятся к более позднему времени (подчас со значительным временным разрывом). Особенностью афонского архива является полное отсутствие в монастырских архивах или единичное число документов XII в. Исключение составляют лишь фонды Лавры, насчитывающие с десяток грамот того времени. Мы ничего не знаем об актах Эсфигмена между 1095 и 1258— 1259 гг., об актах XII в. Ксиропотама, Дионисия, Ксенофонта, Филофея; к самому концу XII в. относится несколько хиландарских актов, по 1—2 документам этого времени находится в остальных афонских монастырях.

Исследование материалов афонских актов по истории народов Южной и Центральной Европы, Кавказа и России имеет свою традицию. Естественным было давнее привлечение сведений этих документов о жителях Балканского полуострова — болгарах, сербах. Но на первых порах вопрос о византийских актах как источнике для изучения негреческого населения Европы еще не стал самостоятельной проблемой: упомянутые сюжеты рассматривались в рамках истории Византии (поэтому-то прежде всего обращалось внимание на территории Болгарии, Сербии, Подунавья, имевшие непосредственное к ней отношение). Не случайно ни один корпус византийских источников по истории народов Европы, выходивший со второй половины XIX в. до середины нашего столетия в России, Германии, Румынии, Венгрии, не включал данные актов Афона.

Не сразу оказала заметное влияние на науку и публикация актов афонского Русского монастыря. Порф. Успенский в специальных работах об Афоне относительно истории русских на Афоне использовал не столько древние акты, сколько сведения лаврского монаха Феодорита (начало XX в.), укореняя во многих случаях путаницу своего источника: например, датировка (1089 г. вместо 1169 г.) передачи монастыря Пантелеймона русским. Большая же часть сведений Порф. Успенского, видимо, исходила из данных его личного общения с афонскими монахами (например, уже утвердившаяся, как видно, к тому времени традиция возводить монастырь «Россикон» не к выходцам из Руси, а к жителям сербской России).

Специальные работы первой четверти XIX в. о Русском монастыре, его истории и месте на Афоне, протатские документы того времени представляли собой не столько дальнейшую разработку поставленных новыми публикациями и исследованиями проблем, сколько политические выступления, отказывающие русским в праве на существование на Афоне их обители ввиду отнесения «Россикона» к пришельцам из Сербии. Полемике с такого рода точкой зрения была посвящена статья А. В. Соловьева. Цель его работы — доказать на основании опубликованных актов наличие издавна на Афоне русских, проследить историю «Россикона» как русского монастыря. Рассматривая с этой позиции изданные акты монастыря св. Пантелеймона, исследователь показывает противоречие выводов своих противников документальным данным.