Рейтинг@Mail.ru

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков 2018-04-05T12:25:44+00:00

Уже в подготовленном в 1715 г. А. И. Манкиевым труде «Ядро Российской истории» (опубликован позже Г. Ф. Миллером под именем автора — князя А. Я. Хилкова)2 четко поставлен вопрос о развитии русской истории в русле мирового исторического процесса. Византийский материал привлекается в отдельных случаях,3 в большем объеме приводятся античные и западноевропейские историки. Принципиально же концепция отечественной истории, развернутой на фоне мировых событий, попытка выделения законченных периодов исторического развития, движение от провиденциализма к прагматизму и в объяснении событий, первые приемы исторической критики — все это отличало «Ядро…» А. И. Манкиева от предшествующих работ.

Для сбора и анализа свидетельств античных и средневековых источников по русской истории Академией наук был приглашен немецкий филолог и историк Г. З. Байер. На основе изучения византийских источников им был подготовлен ряд статей,4 представляющих собой историко-географические этюды, использовавшие не только нарративные источники, но и данные эпиграфики, нумизматики, языка. Обоснование положений норманнской теории строилось Г. З. Байером в основном на скандинавском материале. Продолжателем дела Байера стал Г. Ф. Миллер, публиковавший работы по русской истории на основе византийских источников в «Сборнике по русской истории».5

Им же были изданы труды Манкиева, Байера, Татищева. В методическом отношении интересны установки Г. Ф. Миллера, касающиеся использования иностранных источников: им отвергалось некритическое, поверхностное, основанное лишь на внешнем созвучии сопоставление древних этнонимов, топонимов, гидронимов с современными названиями, направленное на их отождествление с целью установления несуществующего сходства данных литературных источников и современных географических и исторических знаний.6

Расширение источниковедческой базы и постановка острых научных и политических проблем русской истории позволили широко использовать византийские материалы для решения сложных спорных вопросов. В. Н. Татищев в «Истории Российской» опирается на таких крупных византийских авторов XII в., как Иоанн Цец, Зонара, Евстафий, Никита Хониат, Михаил Глика. Их свидетельства даны в сопоставлении с русскими летописными известиями, что позволило создать обширную сводку данных источников, опровергающую выводы Байера и Миллера по норманнской проблеме. Труд В. Н. Татищева рассматривается как новый тип исследования в русской историографии, критически разбирающий собранный богатый материал источников на основе логического подхода. Отметим, например, дифференцированный подход к этническим наименованиям иностранных авторов при четкой постановке исследовательских задач и обосновании методики.7 Самостоятельные разделы «Истории Российской» по истории скифов, сарматов, гетов, готов и других народов составляют материалы античных и византийских писателей, связанных с отечественной историей.

Ведя полемику с норманнистами, М. В. Ломоносов для доказательства славянского происхождения русской государственности, выяснения места и роли славян и варягов в истории русской культуры рассмотрел ранние свидетельства византийских источников о славянах.8 При этом им была утверждена методика исторического исследования, расчленяющая факты источника и его оценку, не пересказывающая, а анализирующая источник.9 

Острая полемика о происхождении русского народа и государства определила задачу дальнейшего расширения источниковедческой базы и углубления ее изучения. В 1764 г. А. Л. Шлецером была подготовлена для Академии наук записка («Обзор русских древностей в свете греческих материалов»)10 о необходимости создания свода древнейших иноязычных свидетельств по истории Руси для сравнения и проверки летописных данных. После этого, в период с 1771 по 1779 гг., вышло пятитомное издание эксцерптов византийских источников, подготовленное И. Штриттером.11 Этот свод до сих пор остается наиболее объемным трудом такого рода, куда включены известия византийцев за весь период существования византийской империи — с IV до середины XV в. Обширен и географический охват собранных материалов: в издании освещена история всех народов, живших к северу от Дуная и распространявшихся далеко на восток. Причем прослеживались судьбы отдельных групп кочевников, ушедших с нашей территории в другие области Европы вплоть до Пиренейского полуострова. Основная часть свода И. Штриттера была  тогда же переведена на русский язык В. Световым.12