Рейтинг@Mail.ru

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков 2018-04-05T12:25:44+00:00

Здесь немало, конечно, гипотетического, ибо приходится восстанавливать целое по разрозненным отрывочным сведениям, сопоставлять отдельные фрагментарные данные. Трудности в конкретизации литературного термина «скифы» византийских источников, в идентификации других этниконов объективны. И в археологии подобные проблемы, как видно, тоже вызывают разногласия: печенежские памятники для одних относятся к торкам другими, одни и те же археологические объекты атрибутируют то печенегам, то куманам, то торкам. И выделение того или иного преобладающего элемента в смешан-ном «кочевом» материале оказывается делом очень тонким и сложным.

К поставленному вопросу о связи с событиями русской истории последнего набега печенегов вместе с узами на Византию примыкает и проблема локализации рассматриваемой войны. Тер ритория, на которой проходила война Иоанна II, названа у византийских авторов поразному. Михаил Италик говорит (М. Ит., 82.7—8). В каком значении употреблен этот топоним? Н. Бэнеску пишет о самостоятельном существовании фемы Паристрион со времени Иоанна Цимисхия вплоть до 1185 г. В. Златарский первоначально, напротив, говорил только о позднем происхождении придунайской фемы, затем, впрочем, признал ее существование отдельно от крупной фемы Болгария. К этому пришли и другие ученые. Однако тот же В. Златарский отметил, что ко времени печенежской войны Иоанна II исчезает административная единица с таким названием: не известны ни «дуки», ни «катепаны» такой фемы. Поэтому и слова «Истории» Киннама (118.11; 119.17—18) он предлагает понимать как «поистрийские города» в среднем течении Дуная, не имеющие ничего общего с фемой Паристрион.

Топоним Михаила Италика тоже, думается, имеет значение не административное, а географическое, указывающее на локализацию военных действий в районах, близких к Дунаю (ср.: Код. Марк., 159.270.23). Следует попутно заметить, что отсутствие фемы Паристрион не дает повода для представления о запустении подунайских византийских крепостей, о практической незначительности Дуная в качестве границы империи. Византия сохраняет в этом районе свою власть и силу.

Проблема локализации событий во многом упирается в толкование соответствующих свидетельств византийских хроник. По Киннаму, Иоанн II направляется для ведения военных дей-ствий в «Македонию» (7.15—18). А Никита Хониат сообщает о набеге «скифов» на «Фракию» и операциях там (13.40). Одно это и то же или имеются в виду разные территории? Если это различная локализация, то события, по Киннаму, разворачиваются западнее, чем у Никиты Хо ниата.

«Македония» могла пониматься в двух смыслах. В старом, античном, обозначая обширную историкогеографическую область, сопредельную на юге с Фессалией, ограниченную с севера долиной р. Дрины. Восточной Еграницей в этом случае считается г. Стримон. Вместе с тем этот топоним мог быть наименованием административнотерриториальной единицы — фемы, образование которой приходится на конец VIII— начало IX в. Однако затем, начиная со второй половины X в., фемы Македонии и Фракии неоднократно объединялись, дробились, границы их менялись. В XI в. известны правитель фемы Фракии и Македонии, а также печать стратига Фракии и Дристры (Паристриона). По мнению Ст. Маслева, объединение Фракии и Паристриона в XI в. бывало во время набегов болгар или печенегов. Итак, в конце XI—первой половине XII в. мы не можем указать стабильные, точные границы между фемами Фракия и Македония, самостоятельное существование которых в это время к тому же постоянно чередуется с объединением.

Вместе с тем в сознании византийца XII в., который к тому же не занимался составлением сочинения по топографии (а это относится к Кинна му и к Никите Хониату), все эти тонкости могли быть несущественны. И пределы Фракии или Македонии могли представляться более или менее условными. Например, Никита Хониат, вспоминая о печенежской войне Алексея I Комнина, говорит, что кочевники тогда заняли Фракию и опустошили большую часть Македонии (14.45— 47). По Анне Комниной (11.106—108, 116—132), военные действия 1086—1091 гг. проходили по таким пунктам: Дристра — Озолимна — Филип пополь — Тавроком — Хариополь — район Руия — район Чурула — Хировакхи. Как видим, границу между «Фракией» и «Македонией» здесь провести трудно. К тому же выражение Никиты Хониата могло быть просто риторическим плеоназмом. Слова «Фракия» и «Македония» для локализации тех или иных действий к югу от Дуная встречаются у него нередко.