Рейтинг@Mail.ru

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков 2018-04-05T12:25:44+00:00

По мнению П. Готье, под этой хитрос тью имеются в виду события, известные только по Михаилу Сирийскому: как некогда Алексей I, арестовавший печенежских послов, Иоанн II приказал арестовать всех варваров, имевших свободу пребывать на греческой территории, после чего предпринял штурм печенежского лагеря (III.209). Но может быть, Михаил Италик имеет в виду факты, известные нам из Хониата? Подкуп был традиционным методом византийской дипломатии и очень действенной мерой, когда это касалось кочевников, особенно разноплеменных (как бы ни оценивать его: как стыдливую замену «дани» более мягким «подарки», что в данном случае маловероятно, или как средство охраны границ).

Первое столкновение ромеев с кочевниками было, как явствует, неудачным для первых. Сначала какоето время чаши успеха колебались (Кинн., 8.1—3). Затем, видимо, последовало смятение в византийском войске (М. Ит., 284.29): ромеи устремились вперед, отступили, были отброшены и, хотя бросались и дважды и трижды на врагов, были отбиты. И вот уже разорван строй, распался ряд. Ужас вселился в стратиотов, отвага — в варваров. И уже склонил знамя знаменосец… (М. Ит., 83.14—18). Схватка получилась страшная, самая грозная из тех, что когда либо были, по словам Никиты Хониата (Н. Хон., Ист., 14.63—64).

реимущество печенегам перед ромеями давали стремительные конные атаки, обстрелы из луков, действие оглушительного крика, сопровождавшего их налеты (Н. Хон., Ист., 14.64—68). Михаил Италик (283.8—10) сообщает о построении «скифской» (и «фракийской») кавалерии в форме полуромба. В этой битве участвовал и Иоанн II Комнин. Если Хониат просто говорит о его помощи той или иной части войска (Н. Хон., Ист., 14.68—15.70), то Киннам (8.2— 3), Михаил Италик (285.1—2) и Никифор Василаки (Н. Вас., Энк. Акс., 11.165) сообщают о ранении стрелой в ногу василевса в этом бою.

Следующим этапом войны было, видимо, наступление византийского войска (Кинн., 8.3—5). Но натиск ромеев встретил крепкую оборону противника. Киннам и Никита Хониат подробно рассказывают о военной хитрости печенегов, огородившихся повозками и создавших тем самым подобие крепости, сквозь «стены» которой невозможно было пробиться нападавшим, но из-за которой легко было поражать противника (Кинн., 8.6—12; Н. Хон., Ист., 15.73—82; ср.: М. Сир., III. 206). Киннам рассказывает также, что «скифы» выставили наверх женщин и детей (Кинн., 8.9—10). Такой вид защиты позволил печенегам удачно отбивать атаки войска Иоанна II. Требовалось какое-то решительное действие, чтобы сломить эту оборону.

В изложении решающего момента битвы привлекаемые нами авторы расходятся друг с другом. Четок рационалистический рассказ Киннама (8.12—18). Василеве, видя, что атаки печенежского укрепления безуспешны, решает штурмовать его не на конях, а спешившись. При этом он приказывает британским секироносцам рубить телеги противников. Это приносит успех: «скифский» лагерь захвачен.

Хониат отмечает другое (15.83—93). В битве василевс оказался не только хорошим и умелым воином, но и проявил невиданное благочестие: когда ромейские фаланги изнемогали под натиском врагов, он, взяв икону Богоматери и с плачем взирая на нее, в уничижении проливал слезы, более горячие, чем пот сражавшихся. И не бесплодно, по словам повествователя, было действие это: тотчас же василевс облекся силою свыше и прогнал скифские войска, как некогда Моисей, простерши руку, отвратил полчища амалекитян.

Таково объяснение писателя, создающего скорее исторический роман, любящего интересные и занимательные сюжеты.

Михаил Италик считает, что решающая роль в битве с печенегами принадлежит севастократору Андронику Комнину. Это естественно: данное место — центр всего повествования о войне в монодии византийского ритора (83.18—24). Описание отваги севастократора, когда он, по византийским понятиям, еще юноша (хотя тогда ему должно было быть 25 лет) в войне с мусульманами в 1116 г. (один1) победно совершил всю войну (М. Ит., 84.25—85.2), — главная тема произведения. А Никифор Василаки повествует о мужестве в решительный момент севаста, великого доместика Востока и Запада Иоанна Аксуха — также адресата энкомия (Н. Вас., Энк. Акс., 11.182—12.193). Интересно при этом заметить, что ни Киннам, ни Никита Хониат ничего не сообщают даже об участии севастократора и великого доместика в этой войне.