Рейтинг@Mail.ru

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков 2018-04-05T12:25:44+00:00

Однако в результате дальнейшего анализа датировки И. Дуйчева были отвергнуты. Отнесение речи Георгия Торника к 1186 г. невозможно, ибо сказано, что уже 8 лет, как Исаак на троне. В большинстве случаев речь датируется 1193 или 1192—1193 гг.; речь Сергия Коливы — 1193 г. К более раннему времени, повидимому, относятся речи Иоанна Сиропула, а также слово к Исааку Ангелу Константина Стилва, отнесенное вначале к XI в., затем датированное серединой 80-х гг. XII в.

Таким образом, датировка основных источников дискуссионна. Принятые нами даты (см. ниже) ни в коей мере не являются окончательными.


Самостоятельные набеги киманов (40—70-е гг. XII в.)

Половецко-византийская война 1148 г. Касаясь источниковедческой стороны, рассмотрим проблему некоторых атрибуций, что позволит нам привлечь новые источники. Помимо известных данных Иоанна Киннама и Никиты Хониата, к этим событиям можно отнести и сообщение о разорении Дристры «придунайскими волками, частью скифов, племенем вероломным, рабским и варварским», в письме Иоанна Цеца, датируемом теперь не 1147, а 1148 г. Такое понимание данных источника заставляет пересмотреть отнесение Д. Моравчиком этнонима Цеца к узским племенам. Получаемые сведения помогают и в локализации событий.

Другим источником является письмо митрополита Эфесского Георгия Торника к Алексею Гифарду, дуке фемы Фракисион, где упоминаются победы последнего над «скифами», о командовании Алексеем Гифардом византийским вспомогательным отрядом «скифов» (вероятно, это печенеги и узы), нанесшим окончательное поражение куманам в этой войне, сообщает Киннам.

Дополнительные просопографические материалы можно почерпнуть из надгробного стихотворения Феодора Продрома, адресованного Константину Камицу (от имени супруги покойного Марии Комниной). Стереотипное риторическое указание на победы Константина над «варварами» в различных частях света, в том числе и над «западными», конкретизируется при сравнении с другим продромовским произведением. Имеется в виду монодия, написанная в утешение жене Камица — дочери порфирородной Феодоры, сестры автократора ромеев Иоанна (сама монодия не имеет развернутой леммы: рассматриваемые сведения содержатся в продромовском «Утешительном слове», к которому апеллирует наша монодия).

Очевидное отождествление адресата монодии с Марией Комниной, женой Константина Камица, позволяет сблизить оба продромовских стихотворения — надгробное и монодию. В упоминаемых в последней «скифах», наряду с «франками» и «зверями-островитянами» (имеются в виду события II Крестового похода и норманнской войны Мануила), резонно видеть половцев 1148 г., поскольку весь внешнеполитический контекст произведения указывает на события конца 40-х гг.: вторжение «скифских» кочевников куманов из-за Дуная (отсюда естественна их «западная», по византийским представлениям, локализация в надгробном слове Продрома) в Византию в 1148 г. произошло в тот момент, когда император Мануил Комнин отправился навстречу норманнскому королю Сицилии Рожеру II для отвоевания греческих городов, захваченных сицилийцами, обострение отношений с которыми, совпавшее со II Крестовым походом, привело к византийско-норманнской войне.

Итак, на основании рассмотренных продромовских произведений устанавливается участие Константина Камица в половецкой войне 1148 г. Риторическая деконкретизованность этих сведений не позволяет определить его функции в ней. Однако сам просо пографический материал, почерпнутый из сочинений Георгия Торника и Продрома, показателен. В эпизодическом, на первый взгляд незначительном военном столкновении участвуют как сам византийский император Мануил Комнин, так и некоторые высшие военные сановники — дука Алексей Гифард и Константин Камиц, имевший, возможно, титул севаста.

Вопрос о локализации рассматриваемых событий до сих пор дискуссионен: в последних работах театр военных действий перемещается на север от Добруджи, к междуречью Сирета и Берлада, или, согласно другой точке зрения, события отодвигаются далеко на запад — к Олту. Подробное рассмотрение проблемы в специальной работе позволяет сейчас не останавливаться на ней детально, но указать лишь основные выводы о территории, на которой проходила кампания 1148 г.

Вторгшиеся из-за Дуная куманы не только не перешли, вопреки мнению В. Г. Васильевского, Балканский хребет, но и их распространение вплоть до Балкан не определено четко источниками: война проходила на более ограниченном пространстве, близком к Дунаю. В результате половецкого набега подвергся разорению крупный дунайский горд Дристра, что определяется на основании данных Цеца. С районом Дристры в основном и связываются нами события войны.