Рейтинг@Mail.ru

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков 2018-04-05T12:25:44+00:00

Проблемный стержень изучения русской истории к этому времени сместился. Вопрос о пути развития России, его традициях в связи с альтернативой «западного» и «восточного» — российского — миров стал живым нервом русской историографии с первой половины XIX в.26 Идеи национальной самобытности Руси, общности развития византино-русского «Востока» в противоположность «Западу», сближение на этом основании судеб Византии и России были выдвинуты в обобщающей «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина.26 Развитие славянофильских устремлений укрепления национальной самобытности находили опору в идеализированном «византинизме», понимаемом как мистически-созерцательное начало в противоположность аналитически-рассудочной западной культуре.28

Таким образом, вопрос о византийском наследии на Руси вновь стал предметом полемики о путях, историческом опыте и перспективах развития России — проблемы, непосредственно связанной с живыми вопросами общества. Но как славянофилы, так и их противники абсолютизировали художественно-созерцательную сторону византийской культуры и ее традиций на Руси. Общая философская концепция, не столько направленная на углубленное изучение прошлого, сколько обращенная в будущее, и построенная в соответствии с этим модель опиралась лишь в той степени и на те византийские источники, в какой могла подтвердить себя.

Такое оживление национальных проблем в русской исторической мысли отразилось и на источниковедческих работах. Пристальный интерес вызвали именно славянские переводы византийских источников.29 Началась систематическая публикация полных переводов важнейших византийских источников, содержащих сведения и о Руси, и о ближайших ее соседях: так, в середине XIX в. вышли десять томов переводов византийских историков.30 Заметим, что с 1841 г. началось и издание Полного собрания русских летописей. Таким образом, популяризация в общественно-политическом и историческом планах «византийской проблемы» («Крест над Святой Софией!»), возросшее внимание к присоединенным после русскотурецких войн областям России, имеющим давнюю историческую и культурную традицию, — Крыму, где с 20-х гг. начинаются систематические археологические раскопки,31 и Кавказу (в середине XIX в. появляется целый ряд новых исследований по истории народов Кавказа)32 — вновь вызвали к жизни постановку вопроса о создании корпуса источников по древнейшей истории России.

В 1853 г. на заседании отделения Русского Археологического общества Р.И. Минцлов сделал доклад о проекте плана «соединить все сведения, рассеянные в писателях греческих и римских, до времен византийских, о народах, обитавших по северным берегам Черного моря, в области нынешней России»,33 и составить свод древнейших источников по отечественной истории наподобие уже устаревшего корпуса И. Штриттера. В том, что такую работу собиралось возглавить Археологическое общество, был особый смысл: первые результаты археологических работ на юге России, начало эпохи «великих археологических открытий» в Европе побуждали исследователей обратиться к письменным источникам как вспомогательным.34 Весь план не был претворен в жизнь, однако в «Записках Одесского общества истории и древностей» появились некоторые переводы (в том числе из Константина Багрянородного, житий херсонских святых и др.).35 Вопрос о необходимости составления свода всех известий древних источников о Северном и Восточном Причерноморье вновь и вновь обсуждался на археологических съездах 80-х—начала 90-х гг.36

Первым откликом на эти desiderata стала публикация К. Гана «Известия древних греческих и римских писателей о Кавказе», второй том которой посвящен византийским писателям.37 Приведенные свидетельства территориально не ограничиваются Кавказом, а охватывают весь восточноевропейский регион от Дона до Волги. В основу труда положена публикация И. Штриттера. Византийский раздел представляет собой перечисление в хронологическом порядке событий и фактов, почерпнутых из византийских источников, причем указание на используемый источник отсутствует; дан лишь перечень авторов, «писавших об иберах» (в том числе Зонара, Киннам, Глика, Пахимер, Григора), исторические сведения не выделяются из мифологических и легендарных. Но начинание К. Гана, особенно античный раздел, вызвав живой научный интерес, побудило вновь обратиться к составлению свода.