Рейтинг@Mail.ru

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков 2018-04-05T12:25:44+00:00

Основными данными этих выводов являются археологические материалы. Письменные источники содержат мало интересующих нас свидетельств. Вместе с тем исследование сообщений письменных источников (в данном случае — византийских) имеет принципиальное значение для коррекции полученных выводов. Анализ характеристики общественно-политического строя Алании по византийским источникам осложняется рассмотренным выше размытым употреблением этнонимов. Не проводя четкого различия, византийские авторы, сообщая, например, об абхазской царевне Марии, дочери грузинского царя Баграта IV, называют ее «аланкой», поэтому термины «властитель Алании», «цари Алании» и т. д., существенные при анализе государственного строя Алании, фактически применяются по отношению к абхазским династам. Но в данном случае важно другое: в социально-политической терминологии косвенно — через этнонимику — отразились представления византийцев об общественно-политическом строе Алании.

Социальнополитическая терминология аланского господствующего класса номинально разнообразна. Это вызвало стремление увидеть реальную разницу в различии титулатуры: упоминание Константином Порфирородным «эксусиократора Алании» и «архонта Асии» истолковывается как наличие, «наряду с чисто официальногосударственным титулом эксусиократора Алании», понятия, «целиком связанного с родовым (!) строем», — «старейшины асов». Однако такое понимание термина «архонт», основанное на одном из словарных значений слова, не оправдано. Архонтами в наших источниках называются различные представители господствующего класса Византии — местные феодалы, чиновники, а также чужеземные правители (см. выше о Руси). В частности, Кекавмен включает архонтов в трехчленную стратификацию общества, в которой после «царей» фигурируют «архонты». Употребляется термин и как синоним понятия «богатый». Таким образом, неудовлетворительным оказывается осмысление указанного термина в его словарном, притом произвольно избирательном значении. «Архонт» у Константина обозначает местного аланского властителя, противопоставление которого феодальным правителям не подкреплено источниками.

В анализируемых памятниках социально политическая терминология господствующего класса Алании представляет собой перенесение на местную почву византийских представлений: местная знать описывается в категориях юридических норм Византии. Употребление термина «василисса» свидетельствует о наличии «царской» (по византийским понятиям) власти в аланском государственном образовании. Структура ее не ясна, но данных о вассальной зависимости Алании от Византии нет. Речь идет о самостоятельном государстве, равноправном с империей ромеев: византийскому василевсу соответствует аланская василисса.

Более того, Алания представляется крупным государственным образованием, возможно, даже политическим объединением различных социальных единиц: в наших источниках говорится о правителе «всей Алании», в чем можно усмотреть отмеченное «собирательное» значение.

По нашим данным, «царская» власть в Алании не столько противопоставляется родовой аристократии, сколько эти представления совмещены. Так, Ирина Аланская — «василисса» определяется термином «исстари богатая», т. е. царская власть связывается с родовитостью и с богатством династа.

Таковы категории политической власти в Алании по данным наших источников. Итак, аланская социальнополитическая действительность осмысляется византийцами в их собственных категориях, переносимых на местную почву. Но у этого явления есть и оборотная сторона: на данной основе определяется сопоставимость обеих систем, устанавливается место чужого государства в византийской «орбите» средневекового мира.

Последнее подкрепляется многочисленными свидетельствами о церковных связях Византии и Алании; в XIII в. Алания в византийских источниках представляется (подобно Руси и др.) оплотом православия в Европе.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изучение истории древнейших государств на территории Восточной Европы в настоящее время является одной из наиболее актуальных проблем. Значительное место в программе публикации Свода древнейших источников занимают византийские памятники, которые составляют самую объемную серию Свода (более чем вдвое превышающую каждую из других серий). Как часть этой большой работы, осуществляемой коллективом специалистов, проведено и настоящее исследование византийских источников XII—первой половины XIII в. по истории Руси, кочевников и народов Северного Кавказа. Найденные и обработанные материалы по предварительному проекту займут полностью десять выпусков византийской серии Свода (серии AI—4, вып. 23— 32) плюс части отдельных античных выпусков (AI—1, вып. 1, № 3; вып. 4, № 48; и др.).

Источниковедческие наблюдения позволили выявить новые данные византийских памятников по отечественной истории. Это прежде всего относится к ряду риторических, эпистолярных и поэтических сочинений, анализируемых в работе в соответствии с выработанной методикой системного подхода к источнику, которые еще не привлекались для исследований по отечественной истории или не изучались в связи с ней. Использование в большинстве случаев новейших изданий позволило учесть ряд чтений текстов, отличных от ранее принятых, и предположить новое их истолкование.