Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

«ВПЕРЕД, ВПЕРЕД, МОЯ ИСТОРЬЯ!»

Сборник исторических материалов к юбилейным датам

 

 

 

Издание осуществлено в рамках краевой целевой Программы «70-летие образования Краснодарского края и 215-летие освоения казаками кубанских земель» на 2006-2007 гг.

«Вперед, вперед, моя исторья!»: сб. ист. материалов к юбилейным датам / Администрация Краснодар. края.

Редактор В. Н. Ратушняк, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки Кубани и Российской Федерации


Свое уважительное отношение к истории А. С. Пушкин выразил словами, вынесенными в заголовок данной книги. Последняя посвящена юбилейным датам в истории Кубани. Исторические очерки, помещенные в книге, будут интересны широкому кругу читателей, в первую очередь тем, кто изучает кубановедение.


 

 

 

 

К 310-й годовщине Кубанского казачьего войска, основу которого составили бывшие запорожские (черноморские) казаки

ОТ ВОЙСКА ВОЛЬНОГО К ВОЙСКУ ГОСУДАРЕВУ

 

 

 

Со времен первого упоминания в источниках (1499 г.) казачьих поселений на лесистых островах в низовьях Днепра, за порогами, интерес к Запорожской казацкой республике никогда не ослабевал. Вначале это было связано с тем, что она находилась в поле зрения соперничавших друг с другом государств — России, Турции, Польши и Крымского ханства. После ее ликвидации Запорожская Сечь привлекала внимание теперь уже исследователей как удивительный исторический феномен, окруженный ореолом своеобразного происхождения и демократического устройства. В советской историографии, научными приоритетами которой были классовая борьба и народные движения, запорожская вольница обычно изображалась в слегка облагороженном и подлакированном виде.

Изучавшие историю запорожского казачества чаще всего акцент делали на участии его в казачье-крестьянских выступлениях и в войнах на стороне России. Некоторым исключением были лишь работы В. А. Голобуцкого, показавшего социальные противоречия внутри запорожского сообщества. С началом возрождения казачества в современной России интерес к его прошлому вырос до уровня публицистического бума. Появилось немало малодокументированных работ, написанных, как правило, непрофессиональными историками. Публиковались и статьи на «актуальную» тему, авторы которых пытались провести аналогии между современной антитеррористической деятельностью на Кавказе и борьбой против Запорожья в конце XVIII века.

Так, в одной из краевых газет Кубани появилась статья А. Пронина «Как запорожцы за Дунай «мандрували» (т. е. путешествовали. — В. Р.). Ее автор изобразил Запорожье как «негаснущий очаг недовольства», откуда «направлялись на степные шляхи разбойничьи шайки, промышлявшие грабежом и захватом людей». Обвинив запорожцев в том, что они участвовали в булавинском и пугачевском восстаниях и поддержали изменившего России гетмана Мазепу, автор ни больше ни меньше назвал тех из казаков, кто не хотел разрушения Запорожской Сечи, «участниками бандформирований» — лексикон и юридическое определение явно не соответствующие изучаемой эпохе. Не менее претенциозен и неисторичен был и подзаголовок статьи о «едва ли не первой в истории России контртеррористической операции» — ликвидации Запорожья.

Не соответствует исторической действительности и приводимый автором факт прихода Петра I с войсками для разорения Сечи. Это сделали 14 мая 1709 года посланные князем А. Д. Меншиковым полковники Яковлев и Галаган. Сам Петр I в это время находился в крепости Троицкой (будущий г. Таганрог) и, еще не зная об уничтожении Запорожья, писал 15 мая А. Д. Меншикову «о непременном взятии гнезда запорожского, Сечи» .

Одной же из причин окончательного уничтожения Запорожской Сечи уже во времена Екатерины II А. Пронин видит заключение Кючук-Кайнарджийского мира с турками (1774 г.) и принятие российского подданства крымским ханом, в результате чего якобы отпала необходимость в казацкой защите южной Руси от татарских набегов. Однако крымский хан никогда не принимал российского подданства, а стал всего лишь независимым от турецкого султана, ориентируясь на Россию.