Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

Низко поклонившись государыне, посол Черноморского войска величаво начал свое витиеватое даже для XVIII века обращение: «Жизнедеятельным державного величия твоего словом, при рождении внеплодного бытия, верный Черноморский кош приемлет ныне дерзновение вознести мною благодарный глас свой к Святейшему Величеству твоему, и купно изглаголити глубочайшую преданность сердец его…» Екатерина II благосклонно выслушала А. Головатого, заявив, что земли для поселения казаков она уже назначила, а в каком месте, узнают позже. И действительно, уже в мае капитан П. Пустошкин получает в распоряжение казачью флотилию «препроводить до острова Тамана» . Флотилия нужна была, чтобы доставить черноморцев морем к Тамани.

30 июня 1792 года Екатерина II подписала указ, согласно которому Черноморскому войску в вечное владение передавалась территория от Тамани до устья р. Лабы по правую сторону р. Кубани. Войску ставилась задача «бдение и стража пограничная от набегов народов закубанских» .

Получив известие с разрешением осваивать кубанскую землю, казаки сразу же начали готовиться к переезду на новое местожительство. Заметим, кстати, что бывшие запорожцы составляли в нем менее 50 процентов . Доступ в войско лицам разных сословий и социальных групп был открыт еще приказом Г. А. Потемкина от 4 октября 1789 г., в котором говорилось: «Войску верных казаков Черноморских позволяется принимать всех свободных людей, желающих служить в оном, наблюдая, однако, чтобы отнюдь не были они беглые и принадлежащие армии» . И многие воспользовались этим, став черноморскими казаками.

15 августа 1792 года черноморцы торжественно встречали депутацию из Петербурга с долгожданными царскими грамотами. Уже в 7 часов утра в Слободзее парадно выстроились казаки в два ряда, начиная от церкви и далее далеко за пределы селения. Возле церкви была установлена покрытая дорогими турецкими коврами возвышенная площадка, нечто вроде амвона, для принятия грамот. Рядом поставлен стол для монарших даров. Полукругом возле них выстроились старшины с булавами и знаменами. По правую сторону в полном облачении стояло духовенство. Пушки тремя выстрелами оповестили о приближении казачьих депутатов.

Кошевой атаман отрядил навстречу им самых уважаемых старшин с хлебом и солью. Приняв их, А. Головатый направился к 3. Чепеге. Четыре штаб-офицера впереди войскового судьи несли присланный от императрицы каравай хлеба на красивом блюде. За ними сам судья нес на втором пожалованном царицей блюде солонку и грамоты. Рядом с ним шли его малолетние сыновья Афанасий и Георгий (у А. Головатого было в это время пять сыновей и одна дочь, шестой сын Константин родился уже на Кубани). Афанасий почтительно поднес кошевому атаману письмо от Екатерины II, а Георгий — пожалованную императрицей саблю, украшенную драгоценными камнями. В этот момент началась пушечная и ружейная пальба.

3. Чепега принял дары, поцеловал монарший хлеб и отдал грамоты войсковому писарю, который громко их зачитал. Затем в церкви начался молебен. Вновь выстрелы из пушек завершили официальную церемонию. Началось застолье. Высшие чины войска веселились в доме войскового судьи, все остальные — за столами на лужайке. Первый тост за здравие ее императорского величества был ознаменован салютом из пушек в 101 выстрел.

А пока шли торжества в Слободзее (ныне это райцентр Приднестровской республики), в Очаковском лимане готовилась к выходу на Кубань казачья флотилия под командованием войскового старшины Саввы Белого. Ждали благоприятной погоды. И вот 16 августа 1792 года флотилия в составе 50 казачьих лодок, 1 яхты, бригантины «Благовещение», 11 транспортов и нескольких крейсеров отправилась в путь. Десять дней в штиль и шторм на своих груженных скарбом лодках шли черноморцы к Тамани. 25 августа 3247 первых казаков-новопоселенцев высадились на ее песчаном берегу .