Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

Для прокормления служивых людей из состава гарнизона анапский паша отдавал им десятину от продуктов, получаемых от земли полосой на пушечный выстрел от городских батарей. Что же касалось местных князей и владельцев, то с целью их привлечения на свою сторону паша Ферах-Али платил им определенную сумму от таможенных сборов. Турецкие источники тех лет подтверждают, что «под руководством Ферах-Али-паши большинство черкесских племен приняло ислам», поэтому они только платили в казну законную десятину, а от других налогов освобождались» . Но, как показала дальнейшая история, турецкому паше, сидящему в Анапе, свободолюбивые черкесские племена подчинялись только периодически и зачастую с его требованиями мало считались. И тогда паше приходилось пускать в ход подарки или деньги, ибо применение воинской силы против свободолюбивых горцев заканчивалось для турок обычно конфузом.

В начале русско-турецкой войны 1787-1791 гг. русская армия под командой генерал-аншефа П. А. Гудовича осадила Очаков, сильнейшую крепость турок в северном Причерноморье.
Незадолго до этого А. В. Суворов, будучи командиром Кубанского и Таврического корпусов, проявив настойчивость и дипломатическую гибкость, сумел вытеснить турок из всех городов и крепостей Крыма.

С целью не допустить возврата турок в Крым, откуда они могли бы нанести удар по тылам русской армии, стоявшей под Очаковом, президент Военной Коллегии генерал-фельдмаршал Г. А. Потемкин Таврический приказал командиру Кавказского корпуса генерал-аншефу П. А. Текели (Текеличу), родом сербу, сделать набег на Анапу или Суджук-кале, которые для русского командования, несмотря на донесения разведки, в общем-то оставались малоизвестными.

Текели, получив приказ, принял решение сделать набег только на Анапу, ибо дорога к ней была менее трудной, чем до Суджук-кале, да и сил у него было недостаточно. Собрав войска корпуса у г. Георгиевска, главной квартиры наместника Кавказа, Текели в первых числах сентября 1788 года выступил вниз по реке Кубани к огромному древнему городищу Аджи-кале, где была удобная переправа в Закубанье.

19 сентября после строевого смотра и молебна войска, наведя понтонный мост в два парома, начали переправу.

И с того года городище, где размещалась база корпуса, получило новое наименование — Петровский ретраншемент , в честь имени Петра Авраамовича Текели. И ныне, несмотря на сильное наступление Краснодарского водохранилища, валы его еще видны в километре восточнее станицы Старокорсунской.

Одновременно к переправам через Кубань со стороны Азова шел довольно слабый Кубанский корпус под командой генерала Розена, который состоял всего из нескольких егерских батальонов и двух драгунских полков — Нижегородского и Владимирского, сохранивших боевой опыт, полученный ими от А. В. Суворова в бытность его командиром Кубанского корпуса (1778-1783 гг.).

За Кубанью после объединения войска шли медленно, хотя горцы особого сопротивления и не оказывали. Но 21 сентября сильная атака со стороны гор заставила Текели развернуть войска к сражению и выдержать пятичасовой бой. Как пишут старые историки, в этом бою со стороны турок конницей командовал родной брат последнего хана Крыма Батыр-Гирей,
а в отряде Текели казачьей конницей командовал его сын под. полковник Селим-Гирей. Сын со своими казаками остался победителем и вынудил отца покинуть поле сражения с потерей знамени.

Выдержав еще несколько стычек, войска Текели вышли к Анапе, чтобы сделать попытку взять эту важную крепость. Построив вагенбург , командующий направил полковника Германа с отрядом, состоявшим из двух батальонов егерей, бригады драгун и Волжского казачьего полка, провести 14 октября усиленную рекогносцировку, ибо, по слухам, полученным от разведки, в Анапе находился сильный гарнизон, собранный противником России шейхом Мансуром в количестве сорока тысяч с многочисленной артиллерией.
Все эти дни, пока войска стояли под Анапой, турки вели себя тихо, но, когда отряд Германа подошел к городскому валу на пушечный выстрел, турки внезапно ударили из всех пушек. В ту же минуту турецкая пехота, высыпав на вал, подняла все свои знамена. По этому сигналу объединенный отряд турок и горцев с артиллерией, скрывавшейся до этого в лесистых ущельях, ударили Герману в тыл, а вышедшие из города янычары попытались отрезать его от вагенбурга. Положение спасли два батальона егерей и подошедший отряд генерал-майора Ратиева. Сражение, длившееся семь часов, закончилось уже при полной темноте.

На другой день Текели, собрав военный совет, принял решение Анапу не штурмовать, ибо на это рискованное мероприятие у него не хватало ни сил, ни средств, — в частности, штурмовых лестниц.