Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

Под влиянием этой удачи Ю. Б. Бибиков решил на следующее утро Анапу штурмовать, однако двухдневная буря со снегом и ледяным норд-остом, особенно в ночь на 26 марта, нанесла стоявшим под Анапой русским войскам непоправимый урон, особенно в конском составе. Пострадали от ужасной непогоды и войска, стоявшие в степи вне всяких укрытий.
Оценив создавшееся положение, Ю. Б. Бибиков приказал собрать военный совет, на котором большинством голосов было принято решение от штурма Анапы отказаться, ибо голод с холодом и недостаток сил и средств сделать это не позволяли.
Благодаря мужеству и терпению солдат и офицеров отход войск к Кубани не превратился в бегство. Днем они сражались, а ночью строили мосты и гати по пути отхода к кубанской переправе, по которой отходил ранее и Текели. Причем и с выходом к переправе страдания войск Бибикова не кончились. Не имея лодок, а тем более паромов или понтонов, войскам пришлось рубить лес и делать плоты, на которых и удалось переправить не только людей, но и пушки. К сожалению, кавалерийские, а тем более казачьи полки, как, например, Уральский, потеряли почти всех своих лошадей.

Узнав о бедственном положении Кавказского корпуса, Г. А. Потемкин приказал командиру Кубанского корпуса генерал-лейтенанту Розену срочно выступить с обозом навстречу Кавказскому корпусу, но разливы многочисленных рек задержали Розена, и он встретил Бибикова уже на правом берегу Кубани. «Офицеры и нижние чины, — донес он, — находятся в таком жалком виде, который выше всякого выражения; они все опухли от голода и истомлены маршами, стужей и непогодой, от которых не имели никакого укрытия. Солдаты и офицеры лишились в этом походе всего своего имущества и остались в рубищах, босые, без рубах и даже без нижнего белья, которое погнило на людях» .

Императрица, узнав о несчастье, была возмущена чрезвычайно. «Я думаю, — писала она Г. А. Потемкину о Бибикове, — что он сошел с ума, держа людей сорок дней в воде, почти без хлеба; удивительно, как единый остался жив. Я почитаю, что немного с ним возвратилось; дай знать, сколько пропало, о чем я весьма тужу» .

После следствия генерал Бибиков был отдан под военный суд и отставлен от службы, а все ходившие с ним к Анапе солдаты и офицеры были пожалованы серебряной медалью на голубой ленте с надписью: «За верность».

И первый, и особенно второй походы русских войск к Анапе создали ей, как среди турок и их союзников, так отчасти и среди русского общества, славу неприступной крепости. Русское командование с этим не могло смириться, поэтому Г. А. Потемкин Таврический решил назначить командующим войсками на Кавказе генерал-аншефа Ивана Васильевича Гудовича, имевшего опыт осады сильных турецких крепостей, в том числе и Измаила. Тогда, в декабре 1790 года, генерал-аншефу А. В. Суворову, сменившему его под Измаилом в должности командующего, своей победой удалось не только заставить содрогнуться всю Европу, но и поставить Османскую империю на Дунайском театре военных действий на грань катастрофы. Но, чтобы подтолкнуть турок к заключению выгодного для России мирного договора, нужно было нанести такой же удар и на востоке, где позиции турок оставались еще сильными.

Надеясь на опыт Гудовича, Г. А. Потемкин после приказа вступить ему в должность требует по прибытии на Кавказ сразу же употребить особое старание к «открытию самой ранней кампании на Анапу, дабы истребить сие гнездо турок».