Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

Прибыв на Кавказскую линию в г. Георгиевск в конце января 1791 года, Гудович начинает готовить подчиненные ему войска к походу. С этой целью в полках заготавливают провиант, сушат сухари, перековывают в кавалерии и обозах лошадей, ремонтируют орудийные лафеты и строят новые мундиры. Одновременно Гудович направляет к урочищу Темижбек авангард, который строит там опорную базу, ретраншемент, остатки валов которого и ныне видны у поселка Краснокубанского, что восточнее станицы Темижбекской. Здесь, на этих все еще высоких и крутых валах, ныне поросших деревьями, и проводил Гудович учения по приступу к Анапе.

В те же дни Гудович направляет два батальона войск с задачей построить на всем протяжении марша российских войск от урочища Темижбек до переправы через реку Кубань, которая планировалась у Красного леса, цепь небольших коммуникационных редутов, получивших свои наименования по полкам, входящим в состав Кавказского корпуса. Спустя четыре года у этих редутов казаки — донцы и черноморцы заложат свои станицы и куренные селения.

Кубанскому корпусу, пока еще стоявшему на зимних квартирах по донским станицам, было приказано выделить отряд войск, который после спада вешних вод должен был сосредоточиться у Ейского укрепления (ныне село Щербиновского района), на поляне у правого берега Большой Ей, на которой летом 1783 года А. В. Суворов принимал от ногайцев присягу на верность России. В указанное время генерал-майор Загряжский привел к Ейскому укреплению 4 батальона пехоты, 20 эскадронов конницы драгун, 2 полка донских казаков и 16 полевых орудий пятого мая рано утром на степных просторах Прикубанья у Темижбекского ретраншемента Гудович провел смотр сосредоточенных там войск с целью проверки их готовности к походу за Кубань и далее, к все еще таинственной Анапе. Всего в строю стояло 11 батальонов пехоты, 1900 егерей, 24 эскадрона кавалерии (драгун и казаков) и 20 полевых орудий разного калибра. Всего под развернутыми знаменами пехотных полков и штандартами кавалерии в строю стояло немногим более 12 тысяч человек.

После смотра войска под звуки полковых оркестров прошли церемониальным маршем мимо командующего и, не теряя строя, направились по древней дороге к урочищу Темижбек и далее вниз по Кубани, делая привалы и ночевки у уже построенных коммуникационных редутов. От урочища, где бурные воды Кубани, упираясь в твердые породы, делали резкий поворот на запад, войска, пройдя верст с пять, сделав привал у Мало-Темижбекского редута, ночевали у валов суворовской Павловской крепости, которую спустя два года Гудович восстановит под наименованием Кавказская, поселив под ее прикрытием одноименную станицу донских казаков. На следующий день через час марша войска спустились в огромную лощину, урочище Сухой Дуб, где была старинная Романовская переправа, которой горцы пользовались при набегах на русские селения. Переправа получила свое наименование в память того, что здесь горцы во главе с князем Рослам-беком переправили захваченных в плен в 1771 году жителей донской станицы Романовской, чтобы затем продать их в рабство. Здесь, у левого берега безымянного ручья, уже был построен редут, у которого Гудович планировал поселить казачью станицу (ныне г. Кропоткин).

Оставив позади Казанский редут, войска вышли к Тифлисскому редуту, перестроенному под батальон с двумя пушками, у которого позже донцы основали свою одноименную станицу. Далее были редуты: Ладогский, Усть-Кубанский и Воронежский, валы последнего сохранились в четырех километрах восточнее станицы Васюринской в Казенном лесу.
Через каждые два дня марша Гудович приказывал делать дневки, желая тем сберечь силы солдат, и 18 мая прибыл к огромному городищу, перестроенному в свое время генералом Петром Текели в Петровский ретраншемент.

Здесь Гудовича ожидал сюрприз. Несколько бжедугских феодалов, прибывших из-за Кубани, явились к нему в ретраншемент с просьбой принять их совместно с крестьянами в российское подданство. Как была разрешена эта просьба горцев, история сведений не сохранила.