Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

19 июня в полдень, когда русские батареи вели огонь «не часто, но цельно», Степные ворота Анапы внезапно распахнули свои створки, и по подъемному мосту из них вывалилась огромная толпа, размахивавшая кинжалами и ятаганами, во главе которой на коне ехал шейх Мансур в зеленом бешмете и большой белой чалме. С русских позиций было видно, как он вскинул вверх руки и что-то прокричал. Сквозь оружейную пальбу донесся такой яростный вой толпы, что егеря, лежавшие в цепи невдалеке от оборонительного рва города, дрогнули и побежали к батареям. Турки преследовали их шагов триста, пока картечный залп с батареи № 1 не уложил их почти всех. Влекомый отступавшими, Мансур с десятком всадников ускакал в город. Ворота захлопнулись, прикрывшись подъемным мостом.

Позже солдаты, вспоминая этот день, сложили песню:

Под Анапой мы стояли,
Себе смерти ожидали.
Здесь дерутся, там несутся Страшны бомбы с батарей.
Море Черное шумит,
С батарей огонь палит.
Все мы рушим, турок душим,
А Анапа вся горит…

Утром 20-го числа, полагая, что «неприятель устрашился от бомб и пожаров», Гудович решил послать коменданту Анапы ультиматум с предложением сдать город на почетных условиях. Он торопился, ибо сознавал, что время работает против него. Во-первых, силы защитников с каждым днем возрастали, а во-вторых, он получил сведения, что в Турции готовится к выходу в море большая эскадра, которая доставит в Анапу боеприпасы, провиант и пополнение. Ему же с немногочисленным войском помощи ожидать было не от кого. Но прежде, чем отважиться на штурм, Гудович решил, как за год перед этим и великий Суворов при штурме Измаила, попытаться добыть Анапу мирным путем.

В тот день, когда солнце выглянуло из ночной мглы, турки снова увидели перед городом уже привычную для них картину русского вагенбурга и стоявшие перед ним артиллерийские батареи. Турки с высоты городского вала изумленно смотрели на молчавшие русские батареи, хотя было видно, что у пушек дымились льняные фитили. Через какое-то время они увидели, как от ставки главнокомандующего, которая была на месте нынешнего поселка Алексеевка, направилась на рысях в сторону города небольшая группа всадников во главе с офицером. Следом за ним ехали два драгуна: один с белым флажком на казачьей пике, а второй — с медным рожком. Резко осадив лошадей у Степных ворот, драгуны остановились, трубач поднял рожок, и до защитников города донесся гнусавый сигнал. Так Гудович послал свой ультиматум анапскому паше с требованием сдать город.

Долго турки не открывали ворот, видимо, докладывали коменданту, сидевшему в своем дворце. Неуютно чувствовали себя парламентеры, стоя перед закрытыми воротами, глядя на скалящиеся рожи и что-то орущих турок с высоты вала. Но вот подъемный мост, ранее неподвижный, дрогнул и, страшно скрипя толстыми цепями, начал медленно опускаться на оборонительный ров Анапы. Следом дрогнули и створки ворот, чтобы выпустить двух турок, которые, перейдя по мосту к парламентерам, взяли пакет и тем же путем возвратились в город. Створки ворот захлопнулись, прикрывшись поднятым подъемным мостом, и для парламентеров и всех наблюдавших эту процедуру вновь наступило тягучее и тревожное ожидание.

История не сохранила сведений, на каком языке был написан ультиматум и как его прочитал паша, с толмачом или на родном языке. Приведем его полностью.