Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

И снова над прианапской равниной загремела артиллерийская дуэль. Солнце уже опустилось в море, устав наблюдать за человеческим смертоубийством, ночная мгла окутала окрестности Анапы, а громовая пальба все не утихала. То на русских батареях, то на бастионах Анапы вспыхивала длинная молния, и светящаяся трубка бомбы прочерчивала огненную дугу на темном небе и, где-то лопаясь, с резким треском выбрасывала огненную вспышку, на миг осветив место падения бомбы.

А Гудович в те часы размышлял, ибо положение его было сложным. От заранее посланных в Анапу лазутчиков, как в те годы называли разведчиков, он уже знал, что в крепости размещен десятитысячный гарнизон турок. Там же находился потерпевший поражение в Кабарде «проповедник из дервишей, по имени шейх Мансур, подосланный Портою для возмущения горских народов против России под предлогом распространения магометанской веры». Его стараниями и были собраны в Анапе до 15 тысяч черкесов и ногайцев, разместившихся в южной части города в шалашах.

Что ж касается фортификационных сооружений Анапы, то они со стороны степи имели сухой оборонительный ров, а со стороны моря — каменную стену, переходящую по мере возвышения береговых обрывов в каменный парапет . Разные источники дают противоречивые данные об их размерах. Но, судя по плану Анапы 1791 года, оборонительный вал имел длину более 1000 саженей, а стены с парапетом со стороны моря — в 750 саженей. Ширина рва, вырубленного в каменистом грунте и выложенного камнем, достигала по верху до 9 саженей, а глубиной до 3 саженей. Вал с эскарпа тоже был выложен местным камнем, с тыла же крепился дубовым частоколом (тыном ). Полных бастионов штабные офицеры насчитали три, ворот с подъемными мостами через оборонительный ров — тоже трое: Степные, Шегакские и Морские, выходящие к пристани. На бастионах и полубастионах находилось до сотни пушек разного калибра.

Главным в Анапе являлся его комендант, трехбунчужный Мустафа-паша, старый и опытный военачальник. В общем, перед войсками Гудовича противник был сильный и числом, и умением сражаться, особенно холодным оружием. Хотя он со своими войсками и блокировал Анапу, но защитников ее было в два раза больше, осадной артиллерии Гудович не имел, инженеров тоже, а с тыла был окружен многотысячными толпами горцев. В довершение командир Таврического корпуса сообщил ему, что напротив устья Днестра замечена турецкая эскадра, идущая к Анапе и ожидающая попутного ветра. Надо было рисковать.

Утром 21 июня Гудович собрал в ставке военный совет, состоявший из главных начальников двух корпусов, генералов и полковников, которые единогласно приняли решение штурмовать Анапу. В тот же день во всех ротах и эскадрах был объявлен приказ Гудовича: «В сию ночь будет атака крепости». Но так как приказ был краток, то к нему только для старших офицеров было приложено «Наставление к произведению атаки на крепость Анапу». Слабейшей стороной крепости Гудович считал фронт от среднего крепостного моста влево.

На эту часть он и решил направить главный удар, подкрепив его атакой отрядом Таврического корпуса «самым берегом моря» с правой стороны, где море было мелким и допускало проход конницы. Охрана вагенбурга и тыла со стороны горцев была тоже важным участком диспозиции.

Гудович разделил войска на пять штурмовых колонн с тремя частными и одним общим резервами. Четыре колонны должны были атаковать Анапу с поля, а пятая — вдоль моря, по нынешнему знаменитому пляжу. Первыми двумя колоннами (слева) командовал генерал-майор Булгаков, третьей и четвертой — генерал-майор Депрерадович, а пятой — генерал-майор Шиц.