Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

Состав колонн был следующим:

1- я. 800 мушкетеров и егерей под командой полковника Чемоданова;
2- я. 800 спешенных драгун под командой полковника Муханова. При них частный резерв из 600 егерей и мушкетеров;
3- я. 800 егерей и мушкетеров под командой подполковника Келлера;
4- я. 800 мушкетеров под командой полковника Самарина. При них частный резерв из 600 егерей и мушкетеров;
5- я. 700 казаков и мушкетеров под командой подполковника Апраксина. При ней резерв из 600 драгун и мушкетеров.

На первые четыре колонны выделялось по 12 штурмовых лестниц, а в 5-ю только восемь. Кроме этого каждая колонна имела по 12 солдат с топорами.
В общий резерв, под командой бригадира Поликарпова, выделялось 2000 егерей и мушкетеров, полевой артиллерии — 16 орудий.

Против черкес, которые угрожали осаждавшим войскам Гудовича со стороны гор, назначался сводный отряд под командой генерал-майора Загряжского. Он состоял из 4144 человек при 12 полевых орудиях. Оборонительная линия, которую занял этот отряд, проходила в двух с половиной верстах от Анапы, там, где ныне расположены улицы Промышленная и Чехова.

Приказом, объявленным одновременно с диспозицией, устанавливались время и порядок передвижения войск к крепости, время открытия и прекращения огня с наших батарей и атаки крепостных верков. Приступ должен был начаться перед рассветом следующего дня с таким расчетом, чтобы войска, овладев валом, уличный бой в лабиринте кривых и узких улиц Анапы вели уже после восхода солнца.

Начальники колонн получили указание, сколько выделить солдат для забрасывания городского рва фашинами, сколько для подноса штурмовых лестниц и сколько для стрельбы по головам защитников города. Было сказано и о том, чтобы все, кто пойдет на штурм города, получили отдых. Офицеры и заслуженные унтер-офицеры собирали у костров солдат и рассказывали, пользуясь суворовским трактатом «Наука побеждать», как надо вести себя в ночном бою и при штурме крепости. Ветераны вспоминали, как Александр Васильевич Суворов требовал перед боем или походом: «Каждый воин должен знать свой маневр». Они вспоминали, как он, готовя войска к штурму крепости, учил: «…ломи через засек, бросай фашины, спускайся в ров, ставь лестницы.

Стрелки, стреляй по головам! Колонны, через стены на вал, скалывай на валу, выравнивай линию, ставь караул к пороховым погребам, отворяй ворота конницам, неприятель бежит в город, его пушки обороти по нем, стреляй сильно в улицы, недосуг за ним ходить.

Приказ — спускайся в город, режь неприятеля на улицах, конница руби, в дома не ходи, бей на площадях, штурмуй, где неприятель засел, занимай площадь, ставь гауптвахт, расставляй вмиг пикеты к воротам, погребам, магазинам. Неприятель сдался — пощада!».

Особо солдатам — недавним рекрутам напоминали артикул воинский, подписанный Петром Великим в 1716 году, о поведении солдат в бою:
«Когда город или крепость штурмом будут взяты, тогда не дерзает, хотя вышнего или нижнего чина, церкви, школы и иные духовные дома, госпитали без разрешения или указу грабить или разбивать, разве что гарнизон или граждане в оном сдачею медлить и великий вред чинить будут. Кто против сего преступит, оный… лишен будет живота.
Також де имеет женский пол, младенцы, священники и старые люди пощажены быть… под смертною казнью». Напоминали и о пленных: «Никто да не дерзает пленных, которым уже пощада обещана и дана, убиты… под потерянием чести и живота» .

Гудович в тот вечер тоже не сидел в своем шатре. Ввиду грозных укреплений Анапы — гнезда разбойников — он душой чувствовал всю великую историчность этой душной южной ночи. Надев все свои ордена, он верхом в сопровождении адъютантов ездил по линии расположения своих войск и воодушевлял солдат и казаков рассказами о штурме Килии и Измаила, напоминал о тактических приемах, уже проверенных при взятии этих крепостей. Солдаты, слушая заслуженного полководца, кавалера многих орденов, вдохновлялись славой своих товарищей, кипели желанием предстоящего боя и обещали не только своим командирам, но и друг другу Анапу взять или умереть под ее стенами.
Черная южная ночь с 21 на 22 июня 1791 года окутала расположение русских войск и всю прианапскую равнину.

Небо затянуло серой пеленой, сквозь которую тревожно мерцали крупные звезды, да луна бросала робкий свет на все то, что называется миром: на море, горы, землю, людей, ее населяющих, разрешающих свои споры через взаимное истребление. В ту ночь мало кто спал у лагерных огней. Офицеры и солдаты по старинному обычаю меняли белье, молились у походных церквей с просьбой сохранить им жизнь, меняли в ружьях и пистолетах кремни, и все тревожно посматривали в сторону грозных бастионов Анапы, невидимых во мгле ночи.