Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

В этой обстановке, когда на каждого солдата приходилось по нескольку турок и их союзников, штурмующим приходилось надеяться только на свои испытанные временем трехгранные штыки, которых в те годы у защитников Анапы еще не было.

Воодушевление атакующих было таким сильным, что даже раненые, в том числе из старшего командного состава: полковники Чемоданов, Веревкин, Самарин, Муханов и подполковник Нелидов, наскоро перевязав раны чем бог послал, из сражения не вышли. Позже в своем донесении Гудович особо отметил артиллерийского майора Меркеля, старого Георгиевского кавалера, который даже после того, как турецкое ядро раздробило ему руку, продолжал командовать своими батареями, стоявшими у устья Анапки на месте современного дома отдыха «Голубая даль».

И в начале штурма, и в его ходе турки сопротивлялись так упорно, что начальники направлений вынуждены были ввести в бой свои резервы, но безуспешно, ибо тройной перевес в силах все же был на стороне турок.

Видя, что чаша весов успеха колеблется то в сторону турок, то в сторону русских, Гудович ввел в дело свой резерв, состоявший из драгунских полков Нижегородского, Астраханского и Владимирского, а также Тираспольского конноегерского.

Полным карьером пронеслись конники под картечными выстрелами и, спешившись у Шегакских ворот города, забросали ворота и примыкающий к ним вал ручными гранатами, яростно полезли на вал за стеной взрывов. Переколов уцелевших защитников ворот, драгуны вступили в бой с резервными таборами турок и толпами горцев, которые с криками: «Алла! Алла! Аллах акбар!» — выбежали из узких улиц города. Отразив их огнем и штыками, драгуны открыли ворота и, опустив через оборонительныи ров подъемный мост, впустили в город эскадроны своих однополчан в конном строю, которые с ходу врубились в толпы защитников города, еще пытавшихся оказать сопротивленне огнем и холодным оружием. Так первая колонна оказалась в городе. Чуть позже в Южные ворота ворвалась и вторая колонна. Артиллерия турок замолчала, и защитники города бросились спасаться в извилистых улицах Анапы, где сражение начало принимать очаговый характер.

В это же время огромная толпа горцев, тысяч до восьми, под командой князя Мохаммеда Гирей-султана вышла из горных лесов и атаковала казаков, несших сторожевую службу в отряде генерала Загряжского. Как позже донес Гудович, храбрые донцы, хоперцы и гребенцы, «не поддались ни шагу назад». Скоро подошедший к ним подполковник Львов с Таганрогским драгунским полком ударил горцам во фланг, а казаки во главе с полковником Спешневым — с фронта. Сдавленные с двух сторон горцы смешались и побежали к спасительному лесу. После призывов своих предводителей горцы еще раз пытались нанести русским войскам удар с тылу, но были отбиты и загнаны в леса предгорий. Одновременно другая толпа горцев во главе с конными панцирниками атаковала вагенбург, но сторожевое охранение, состоявшее из казаков, подставило их под пушечную картечь орудий, стоявших по углам вагенбурга. Один залп свалил почти всех панцирников, остальные горцы смешались и стали отходить к лесу. Вот тут их и приняли в пики донцы, возвращавшиеся после разгрома первой группы горцев.

Солнце уже поднялось над горизонтом, а в Анапе, окутанной клубами порохового дыма, смешанного с дымом пожарищ, все еще шла ожесточенная резня. Турки, зная, что отступать им некуда — позади высоченный каменный обрыв, а за ним море, — дрались с отчаянием обреченных: лодки и корабли, стоявшие у пристани, ушли в море с жителями города еще в первые ночи осады, а подошедшие на лодках из Крыма егеря полностью блокировали Анапу в ночь перед началом штурма города. Шейх Мансур, первый проповедник мюридизма на Северном Кавказе (мюридизм был основан задолго до него), засев в одной из землянок Анапы с 16 нукерами, яростно отстреливался. На все предложения сложить оружие он отвечал выстрелами. Только поняв, что атакующие, прикатив из порохового склада бочку с порохом, готовятся взорвать его последнее укрытие, он выбросил в окно оружие и, опустив голову, вышел из землянки. Произошло это в восьмом часу утра, когда сражение в Анапе уже затихало и защитники города складывали свое оружие в огромные кучи под охрану разгоряченных рукопашным боем русских солдат.