Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

Еще не остыв от горячки боя, Гудович продиктовал дежурному адъютанту рапорт на имя Председателя Военной Коллегии генерал-фельдмаршала Г. А. Потемкина Таврического:
«Повеление Вашей Светлости исполнено сего дня в 7 часов утра. Анапа взята. Штурм был жестокий и кровопролитный: неприятель оборонялся отчаянно 5 часов. Ров глубокий и широкий, по большей части одет камнем; четыре раза победа была сумнительна, наконец благословением Всевышнего совершена благополучно, в крепости взята 71 пушка, 9 мортир, 160 знамен, — во время самого жестокого штурма я был атакован сзади несколькими тысячами черкесов с турками и пушками, но оные были прогнаны с большим уроном. Турков было 10 000 и татар, черкес и других 15 000 вооруженных; побитых и потопившихся в море неприятелей число везико. В плен взято несколько тысяч турок, командующий трехбунчужный паша Мустафа, Батал-паши сын (Тайяр-паша. В. С.) и много чиновников. Посланного с сим Астраханского драгунского полка секунд-майора Арбелианова, отличившегося храбростью и усердием, имею честь рекомендовать Вашей Светлости. Вслед за сим поспешу сделать обстоятельное донесение».

Гонец, которого ожидали поощрение, следующий чин и новый орден, тут же выехал в сопровождении конвоя на запад через нынешнюю станицу Благовещенскую, далее по песчаной Джеметейской косе на Бугае и через Тамань — в Крым, на старинный тракт, ведущий в Херсон, где была резиденция светлейшего князя Г. А. Потемкина Таврического.

В тот же день в Анапе, после оказания помощи раненым, полковые священники отпели и похоронили павших воинов. У братских могил, вырытых где-то невдалеке от валов города, полковые священники в тот день пели: «Помяни, Господи, усопших рабов своих, христолюбивых воинов: Семена, Матвея, Евстафия, Тараса, Дениса, Луку, Фому, Пантелея… Помяни, Господи, живот свой на поле брани положивших и венец мученически восприявших… Прими, Господи, убиенных в селение праведных, где нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная… Вечная память!». Такой осталась над дымной еще Анапой и ее окрестностями погребальная песнь.

Старые историки ничего не говорят о судьбе братских могил у стен Анапы. Из записок офицеров, воевавших на Кавказе, известно, что даже одиночные могилы русских воинов, не говоря уже о братских могилах, тщательно маскировались. Вместо того, чтобы по христианскому обычаю насыпать на могиле холмик с установкой на нем креста, как это было сделано Петром Великим на поле битвы летом 1709 года под Полтавой. На Кавказе же могилы во избежание их осквернения не обозначались ни холмиком земли, ни, тем более, установкой креста, а только раскладыванием на местах захоронений больших костров, как с целью маскировки, так и с целью отпугивания диких зверей. Поэтому могилы русских воинов под Анапой, если их только турки не разрыли в последующие годы, были русскими властями попросту затеряны, к тому же попав еще в конце прошлого года под застройку расширяющего свои границы города.

Получив победоносный рапорт Гудовича, светлейший князь, возликовав, в тот же день отправил донесение императрице Екатерине II в далекий Санкт-Петербург, в котором сообщил следующее:
«Сейчас получил я из Анапы от генерала Гудовича с секунд-майором князем Арбелиановым отправленный по окончании штурма краткий рапорт, который при сем имею счастье поднести Вашему Императорскому Величеству, подробное известие пришлется от него немедленно.

Сильной неприятель весь или побит, или пленен. Черкесы по взятии города все разбежались в горы. Приобретенная в Анапе артиллерия именно хорошая и больших калибров медная.