Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

Помянутой курьер князь Арбелианов в проезд через Яниколь известился, что Черноморский Вашего Императорского Величества флот вышел уже из Севастополя в море.
Воинство Вашего Императорского Величества, столь храбро подвизавшееся при покорении Анапы, а с оным и себя, повергаю чрез сие к священным Вашего Императорского Величества стопам».

Чрезвычайно довольная императрица тут же вызвала к себе статс-секретаря Александра Васильевича Храповицкого и, сообщив радостную весть, приказала немедленно оповестить о победе русского оружия правительство и редакции тогдашних газет.

Однако возвратимся к жаркому дню 22 июня 1791 года, когда войска были приведены в порядок и построены у вагенбурга для проведения полковыми священниками благодар. ственного молебна в честь дарования победы русскому оружию.

После более тщательного подсчета трофеев оказалось, что русским досталось 83 пушки, 12 мортир, 3 булавы и 130 знамен, большей частью изорванных, из которых 43 были посланы князю Потемкину. В крепости были взяты провиантские склады, большой пороховой погреб и магазины с «разными военными снарядами». Потери турок превысили 8000 человек, а в плен попало с жителями всего 13 532 человека, которых тут же переправили в Крым.

Победа и русским досталась ценою крупных жертв. Всего войска по докладу Гудовича потеряли убитыми: штаб-офицера — 1, обер-офицеров — 17 и 912 нижних чинов. Раненых же было в два раза больше.

Поименных списков убитых и раненых история нам не сохранила, но список отличившихся офицеров, среди которых большинство получило ранения, в московском Военноисторическом архиве сохранился. Список этот длинный, можно думать, что при штурме Анапы отличились все, трусов не было. Вот несколько из них: поручик Казанского пехотного полка Копытов снял с батареи Анапы знамя, капитан Воронежского мушкетерского полка Митякин первым в полку поднялся на вал города, поручик Тифлисского полка Лебедев с ротой взял батарею, капитан 4-го егерского батальона Бачурин взял батарею и заклепал ее пушки и др.

Третьего июля, когда Анапа уже была очищена от трупов защитников города, в Черном море показалась огромная эскадра в 32 вымпела под флагом адмирала Сары-паши, шедшего на помощь осажденной Анапе. Не доходя до берега десяти миль, осторожный адмирал приказал выпалить положенный сигнал, по которому эскадра спустила паруса и стала на якоря. После того как турецкие корабли эту команду выполнили, адмирал послал к Анапе с целью разведки керлыгач — небольшое судно, вооруженное двумя пушками. Капитан до конца дня водил свой кораблик, не решаясь подойти к пристани, на которой не было видно обычной портовой суматохи. Только поздно вечером, когда ветер потянул со стороны берега и на керлыгаче услышали, что на пристани кричат по-турецки, капитан решился подойти к пристани. Это решение его и погубило: мнимые турки, до этого только что призывно кричавшие, внезапно захватили кораблик с экипажем в 19 человек без единого выстрела.

Старые историки писали, что Сары-паша почти всю ночь простоял на капитанском мостике, ожидая известий от своего разведчика. Уже рассвело, но керлыгач все не возвращался, хотя и без зрительной трубы было видно, что он со спущенными парусами стоит у пристани. Сары-паша был в недоумении: что могло случиться с опытным капитаном керлыгача? Адмирал негодовал, обещая ему всяческие кары, но тут доложили, что в волнах, поднятых с вечера крепким ветром, видны трупы людей в турецких одеждах. Перейдя с мостика на бак, Сары- паша лично убедился, что это так, и понял, что Анапа уже в руках русских. Посылая проклятия гяурам, адмирал приказал сниматься с якорей и, подняв паруса, увел свою эскадру к берегам Анатолии.
Убедившись, что угроза со стороны моря для него миновала, Гудович направляет сильный отряд с задачей разрушить турецкую крепостцу Суджук-кале, развалины которой и в наши дни видны у восточной окраины города Новороссийска. Однако штурмовать эту крепостцу русским войскам не пришлось, ибо ее комендант, получив известие об участи
Анапы, не стал испытывать судьбу. Собрав гарнизон, он приказал все строения пожечь, а боевые башни и бастионы взорвать, чтобы затем на кораблях уйти в Турцию. Причем турки это делали так поспешно, что, производя подрывы, перебили даже какую-то часть своих воинов.

Что же касается крепостной артиллерии, то, не имея возможности погрузить тяжелые пушки на корабли, турки их просто бросили, так же как и трупы своих товарищей, погибших при подрывах башен. Командир русского отряда, подойдя к Суджук-кале со стороны аула Цемес, только приказал разру. шить то, что пощадил огонь и неправильно заложенные фугасы. Тяжелые же пушки он приказал заклепать и зарыть в колодцы, а более легкие утопить в море. Подорвав все, что еще можно было подорвать, русские воины возвратились к Анапе.