Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

Казаки и егеря под командой своих офицеров, построившись в каре, отбивали наскоки горской кавалерии, хотя и несли потери от пушечной картечи.

Из Анапы, заслышав пушечную пальбу, вышел на выручку батальон пехоты, который огнем и штыками разогнал горцев и спас оставшихся в живых героев, хотя и израненных, в том числе и майора Витязя. А когда в Закубанье начали основываться новые казачьи станицы, то одна из них и была названа в честь умершего от смертельных ран храброго майора — Витязевская.

В 1812 году по Бухарестскому мирному договору русское правительство вынуждено было отдать Анапу туркам, ибо перед угрозой начала войны с буржуазной Францией России нужно было обезопасить свои южные границы. Перед тем как сдать Анапу туркам, генерал Бугхольц тайно вывез по ночам медные турецкие пушки на Тамань, сложив их у слободки Бугас прямо на землю, а оборонительные сооружения испортил. Поэтому все городские ворота и часть куртин туркам пришлось восстанавливать заново с помощью французских военных инженеров.

И в последующие годы в борьбе за Кавказ Россия не могла не учитывать стратегическое положение Анапы, о чем беспокоился в свое время еще Александр Васильевич Суворов. Оставить ее в руках турок во время будущей войны означало иметь за своей спиной постоянную угрозу, ибо они, не расходуя свои боевые силы, могли с помощью горцев распространять свое влияние на Прикубанье и северо-восточное побережье Черного моря. Не зря же турки снабжали горцев оружием и боевыми припасами, показывая этим, что Анапа всегда была и будет служить на Кавказе представительницей мусульманского могущества.

Русское правительство это понимало и поэтому намеревалось вновь овладеть Анапой, но на этот раз уже навсегда. Готовясь к походу, генерал-адъютант князь А. С. Меншиков обратился к генералу Бугхольцу, коменданту крепости Керчь-Еникале, с просьбой выслать ему план крепости Анапа. Однако письмо не застало генерала в живых, и за него ответила его жена.

«Разбирая бумаги покойного мужа, касающиеся сдачи им Анапы, — писала генеральша, — я нашла подробный план крепости, который при сем и высылаю. А так как я находилась Анапе вместе с моим мужем, то знаю лично, что крепость эта была вооружена, но, по приказанию мужа, когда ее сдавали Порте (Турции. — В. С.) в 1812 году, разрушены были главные укрепления…

Будучи сама уроженкой Черкесии, я поныне сохраняю родственные связи, доверие и приверженность к себе натухайцев, шапсугов и абадзехов, имею родственницу даже в самой Анапе». Далее генеральша пишет, что «крепость находится теперь в сильно оборонительном положении. Всегда желала я доставить родине моей покровительство монарха и для этой цели имела на родственников моих непосредственное влиянием твердостью удерживаю и поныне средства подкреплять мое намерение, сопряженное с искренним желанием отвлекать народ сей от его заблуждений» , что на помощь Турции им надеяться особенно и не стоит.

И вот настало время, когда разрыв с Турцией стал уже свершившимся фактом, когда вместо дипломатов должны были заговорить пушки. В апреле 1828 года эскадра под командой вице-адмирала Грейга с десантом направилась к Анапе. Со стороны Черномории, кроме рот Таманского и Нашенбургского полков, под командой войскового атамана полковника Алексея Даниловича Бескровного подошли два конных и два пеших полка черноморских казаков с конной батареей. Все эти части составили отряд флигель-адъютанта В. А. Перовского.