Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

Первоначальная задача отряда состояла в том, чтобы, оставив позади Тамань и бывший Усть-Кубанский фельдшанец, построенный А. В. Суворовым в 1778 году для прикрытия пролива Бугае, бывшего устья реки Кубани, в дальнейшем пройти по Джеметейской косе к ближним подступам Анапы. И только после этого, с прибытием русской эскадры, обеспечить высадку пехотного десанта со средствами усиления.

Идущие в авангарде сотни казаков-черноморцев во главе с войсковым атаманом армии полковником А. Д. Бескровным должны были после ночной переправы через Бугае, ныне забитый песком, очистить от турецких сторожевых постов и бродячих шаек абреков всю приморскую дорогу, связывающую Тамань с Анапой. Первый турецкий пикет (Малый сторожевой пост.) казаки обнаружили на высоте западнее нынешней станицы Благовещенской, но так как аскеры несли службу халатно, то казаки повязали их без единого выстрела. Позже, уже сойдя с Джеметейской косы, казаки столкнулись с отрядом горцев, которые после перестрелки подожгли аул Джемете и, отстреливаясь, отошли к Анапе.

Несмотря на начало мая месяца, обычно на Кубани теплого и ласкового, в тот год он был на удивление капризным и суровым. Дожди, полоскавшие несколько дней при сильном северо-восточном ветре, не только угнетали промокших до нитки казаков, но и сдерживали переправу обозов через Бугае, который после дождей значительно расширился, с одновременно усилившимся напором кубанской воды.

Оставив на косе, там, где ранее размещался турецкий пикет, роту Таманского полка с двумя пушками для прикрытия коммуникационной дороги с Бугасом, В. А. Перовский вышел 3 мая в район нынешнего Нижнего Джемете, где и занял линию между морем и обширным болотом, вызванным разлитием речки Бугур. А так как на море все эти дни свирепствовал сильный шторм с дождем и это задерживало высадку русского десанта, то отряд Перовского численностью всего в 900 человек вынужден был принять на себя удар многотысячного гарнизона Анапы. Три дня турки со стороны города, а горцы со стороны степи беспрестанно делали наскоки на сторожевые посты отряда Перовского, успевшего уже вырыть ложементы — легкие полевые укрепления, прикрываясь которыми казаки и солдаты отбивали ружейно-пушечным огнем все наскоки анапских союзников.

А между тем на рейд Анапы прибыла русская эскадра под флагом контр-адмирала Грейга и стала на якоря. Не высаживая десант из-за шторма, Грейг послал на шлюпке коменданту Анапы ультиматум, на что спокойный паша принять его условия отказался: «Вы предлагаете мне невозможное, — ответил он парламентеру, — начальник ваш исполняет то, что велел ему его Государь, а я не изменю своему. Судьба должна решить, кому владеть Анапою».

После того как 5 мая ветер стих и десант, состоявший из двух егерских полков, с восьмью пушками от 7-й артиллерийской бригады под водительством князя Меншикова, принявшего общее командование, высадился на месте знаменитого ныне пляжа, русские войска начали готовиться к штурму Анапы.

Седьмого мая со стороны русских батарей началась общая бомбардировка города, особенно района, прилегающего к северной части оборонительных сооружений Анапы, т. е.
со стороны речки Бугур. В ответ по приказу паши черкесская конница, выйдя из горных лесов, атаковала ту часть позиции русских, где стояли черноморские казаки. Вспыхнувшая перестрелка, а затем и рубка нанесли атакующим большой урон. Позже стало известно, что в этом бою горцы потеряли своего предводителя — владетельного князя Сатуг-Ханаш-Инб-Цака, известного своими набегами на кубанские селения казаков.

Построенная у устья речки Бугур демонтир-батарея, вооруженная тяжелыми морскими орудиями и одной мортирой большого калибра, начала разрушать северную часть Анапы, стремясь подавить артиллерию двух бастионов и пробить соединяющую их куртину. Нынешние гости Анапы и представить себе не могут, лежа на пляже у устья Анапки, что на этом месте некогда, в мае 1828 года, стояла самая сильная русская батарея, с вала которой князь Меншиков принимал план штурма Анапы. Здесь было принято решение штурмовать город не со стороны степи, как это сделал Гудович, а с севера, со стороны речки Бугур.