Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

Однако отсутствие блокады русскими войсками Анапы со стороны гор позволяло горским князьям подбрасывать туркам подкрепления. Это обеспокоило Меншикова, и он после строительства со стороны степи такой же демонтир-батареи приказал канонеркам и казачьим лодкам, вооруженным пушками и фальконетами, подойти по мелководью как можно ближе к Анапе и обстрелять ее приморскую часть, ибо флот, стоявший на якорях вдали от берега, не мог вести достаточно эффективного огня.

Моряки и казаки-черноморцы на веслах подошли к Анапе и картечными выстрелами очистили берег от турок, а затем ядрами начали громить стоявшие на якорях турецкие суда. В первый же день казаки и моряки утопили три кочермы, а три сумели захватить в абордажном бою, чтобы затем отвести их к русскому флоту. Блокада Анапы осложнила ее положение, поэтому турки договорились с горскими феодалами совершить 18 мая совместную атаку на левый фланг русских, где стоял 13-й егерский полк, сформированный из молодых солдат. Однако, когда к туркам, сделавшим вылазку, устремились толпы горцев, роты полка перекрестным огнем отбили их нападение, и далее горцы только смотрели со стороны, как егеря и казаки гнали турок до самых ворот города.
Как стало известно позже, горцы потеряли тогда своего предводителя — владетельного князя Темрюка, погибшего вместе со своими узденями. Сняв с него богатый панцирь, егеря отправили его как трофей в подарок императору.

28 мая 4000 горцев вновь пытались пробиться в Анапу, атакуя на этот раз казаков-черноморцев, однако полковник А. Д. Бескровный организовал ответный удар и загнал турок с помощью егерей в город.

В тот день участь Анапы и была решена: после ожесто ченного обстрела со стороны русских анапский паша, глядя из своего окна на горящий город, принял решение сдать Анапу на милость победителя. Приняв соответствующие меры, 11 июля он приказал поднять над Шегакскими воротами, как ближайшими к его дворцу, белый флаг. А ровно в полдень 12 июля 1828 года все ворота города, опустив мосты, распахнули свои створки, и егеря 13-го полка с развернутыми знаменами под барабанный бой и звуки духового оркестра через Шегакские ворота вошли в город, чтобы дать ему новую жизнь. В полдень, после подъема на приморской башне флага начальника морского штата (другого флага не нашлось), флот, стоявший на якорях, приветствовал его бортовыми залпами.

После подсчета своих и турецких потерь, а также трофеев, доставшихся русским, стало известно, что россияне потеряли около 300 человек, турки же только пленными —
4000 человек, кроме того, 85 пушек и 29 знамен, которые тут же были направлены в Санкт-Петербург, где они и хранятся ныне в Артиллерийском музее. Государь достойно наградил отличившихся. Так, атаман Черноморского казачьего войска А. Д. Бескровный с производством в чин генерал-майора получил орден Святого Георгия IV степени, а все казачьи полки — знамена с надписью «За взятие Анапы». Были награждены орденами и медалями и многие офицеры и рядовые, проявившие себя в этой кампании.

С того года Адрианопольский мирный договор 1829 года только подтвердил, что господство над восточным берегом Черного моря окончательно перешло к России и разбойничье гнездо, где постоянно зрели против нее заговоры, ликвидировано. Так согласно мирному договору Анапа и вошла навечно в состав российских владений.

В память же того, что через Шегакские ворота степные и горские хищники загоняли на анапский рынок рабов, захваченных в русских землях пленников и что через них первыми ворвались в город русские воины под командой Гудовича и Перовского, а егеря Меншикова вошли с развернутыми знаменами под звуки оркестра, их и назвали — Русские ворота.
Служивший в 1840 году в Анапе в штабе Тенгинского пехотного полка, в котором числился и поэт поручик М. Ю. Лермонтов, кавказский офицер М. Ф. Федоров, после знакомства с ее фортификационными сооружениями и доступной для него историей города, написал:

Бывало, здесь, Анапы под стенами,
Бунчук с луною турок развевал:
Бывало, здесь, за дружными столами,
Черкес и турок вместе пировал.
Но русский стал лишь на брегах Дуная,
Лишь на Балкан орлиный бросил взор, —
Вздрогнула Анапа, паденья ожидая,
Черкес бежал в свои ущелья гор:
Наш русский стан у стен развил знамена,
К воротам страшный гром свой подкатил, — И рухнули в пыли Анапы бастионы,
И православный крест с молитвой водрузил…

Последний раз россияне подняли над Анапой свои боевые знамена, и притом уже навечно, как мы уже знаем, 12 июня 1828 года. Этот день и стал в Анапе праздничным. Каждый год гарнизон Анапы, при поголовном присутствии жителей города, собирался у храма, о чем будет сказано ниже, и с крестами все шли к городскому валу, где когда-то русская артиллерия пробила брешь в куртине, соединявшей два соседних бастиона. Войска становились в строй, и духовенство первым делом служило панихиду по погибшим воинам. После этого проводился молебен и окропление святой водой крепостных ворот и бывшей бреши.