Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

Узнав от чиновника истинное положение в Суджук-кале, паша приказал своим пушкарям высадиться на берег и произвести из крепостных пушек положенный салют, дабы показать окрестным горцам, что в крепости все в порядке. Затем в тот же день паша высадил на берег небольшой десант, который, заняв крепость, стал исполнять в ней роль гарнизона.
На следующий день, возвратив в Турцию свой корабль, паша Ферах-Али задумал выбрать место под будущую крепость, а затем его укрепить. Не сообщив никому из местных

князей о своем намерении, он с отрядом янычар выехал из Суджук-кале на север с целью осмотра своей области.

После четырех часов пути, преодолев крутую гору, паша со своим отрядом спустился в область будущей Анапы, где морское побережье образовывало род залива, напоминающего коровий язык.

Выйдя к заливу, Ферах-Али-паша обнаружил у моря древние развалины камней от некогда бывшей на этом месте генуэзской крепости. Разбив здесь лагерь, паша приказал привезти из Суджук-кале весь наличествующий там шанцевый инструмент: лопаты, кирки, ломы и др. Одновременно в ту же ночь он распорядился пускать ракеты и стрелять до самого рассвета из пушек, доставленных из Суджук-кале, имея целью известить соседние народы, что данная местность занята турецкими войсками. Затем он направил гонцов в кочующие по Закубанью ногайские орды с предложением выделять ему ежедневно за плату по 200 человек молодых воинов.
Одновременно со строительством новой крепости, будущей Анапы, Ферах-Али-паша на другой стороне болотистой речки Бутур (Анапка) начал строительство небольшого укрепления Ногай-калеси, которое было возведено также руками ногайцев.

Будучи человеком лукавым, Ферах-Али-паша с целью установления близкого контакта с местными князьями (беями) в ходе строительства упомянутых крепостей после уплаты калыма женился на дочери шапсуге кого бея.

С историей Суджук-кале связано и имя великого русского полководца Александра Васильевича Суворова, когда он в 70-80-х годах XVIII века находился на Кубани в должности командира Кубанского корпуса. Вскоре после приема полков корпуса Суворов уже знал из документов, составленных корпусной разведкой, что крепостца Суджук-кале является главной базой турок на Северо-Западном Кавказе. Знал об этом и командующий Дунайской армией фельдмаршал Румянцев, который потребовал от Суворова «…недремотным оком внимать на пристань Суйджук-кале, дабы турки не могли оттуда и нечаянно сделать диверсию».

Прошло всего несколько месяцев, и дальняя разведка доложила Суворову, что комендант Суджук-кале двухбунчужный Мегмет-паша готовит двенадцатитысячный отряд для нападения с наступлением теплой погоды на Кубанский корпус. Тогда же разведка донесла, что злейший враг прорусски настроенного тогдашнего хана Крыма, бывшего калги Шагин-Гирея, зловредный Тохтамыш-Гирей недавно умер и похоронен на кладбище у городка Суджук-кале.

Вскоре Суворов узнал из ханской ставки в Крыму, что когда хан Шагин-Гирей послал коменданту Суджук-кале своего эмиссара с требованием уплаты налога, то Мегмет-паша приказал своим янычарам эмиссара казнить, что и было исполнено через повешение на одной из приморских башен крепостцы.

Получив приказ от фельдмаршала Румянцева прибыть в Крым и принять Крымский корпус, Суворов в Таманской крепости, построенной им как «упор» против Суджук-кале, узнал, что в последнюю недавно из Турции прибыл корабль с порохом, ядрами и пушками малого калибра. Сгрузив все это в пороховые погреба Суджук-кале, комендант пригласил к себе трех видных черкесских князей и вручил им подарки, уговаривая совершить набеги на русские посты.

Очередная русско-турецкая война (1806-1812 гг.) как вяло началась, так вяло и продолжалась. Успехи же императора Франции Наполеона Бонапарта потребовали от России более активного военного участия не только на Дунае, но и на Кавказе. Так, летом император Александр I повелел Херсонскому генерал-губернатору Ришелье взять крепостцу Суджук-кале, для чего тот должен был сформировать сухопутный отряд в 6000 человек, в состав которого вошли и казаки. С моря отряд поддерживала эскадра вице-адмирала Траверге в десять вымпелов.