Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

По результатам дебатов в парламенте англичане вынуждены были признать то, что шхуна «Виксен» занималась контрабандой, а поэтому она, взятая как военный приз, отходит в собственность российского флота с последующим переименованием в «Суджук-кале».

Вообще-то таких случаев было не так уж и мало.

15 августа 1838 года в 4 часа пополудни из строящегося укрепления Новороссийского вдоль берега Цемесской бухты в сторону разрушенной крепости Суджук-кале выступил отряд пехоты в 300 человек, который под командой майора Дзвонковича должен был прибыть к крепостце и стать там лагерем у берега безымянного ручья, видимого еще несколько десятков лет назад. Затем, вооружившись шанцевым инструментом, отряду следовало разобрать оборонительные стены Суджук-кале, из камней которых в укреплении Новороссийском был сооружен бассейн для питьевой воды, а несколько позже и — дом для начальника 1-го отделения Черноморской береговой линии контр-адмирала Л. М. Серебрякова, имя которого многие годы носила главная улица Новороссийска. А так как строители Новороссийского укрепления гужевого транспорта не имели, то камни Суджук-кале перевозились на люгере «Геленджик» и на безымянном боте. Спустя три дня отряд оставил Суджук-кале, войдя в историю тем, что его солдаты первыми начали мирный разбор исторического памятника, носившего свое долголетнее название Суджук-кале.

12 сентября 1838 года в полдень в Суджукскую бухту вошла эскадра Черноморского флота, состоявшая из трех линейных кораблей, пяти фрегатов, трех пароходов и трех транспортов под командой Главного командира Черноморского флота вице- адмирала М. П. Лазарева. Войдя в бухту, корабли, спустив паруса, бросили якоря между устьем речки Цемес и заброшенной крепостью Суджук-кале.

Высадившись на берег, десантники, не доходя одной версты до устья Цемеса, увидели развалины четырехугольной крепостцы, позже со слов местных жителей они узнали, что крепость была построена генуэзцами. Осмотр ее показал, что в центре крепости находится изобильный источник воды, достаточный для всякого отряда. Солдаты сразу же разрыли могильные курганы для устройства в них печек и нашли в них урны, наполненные пеплом, среди которого лежали длинные и прямые мечи. Здесь же были найдены сосуды для воды и остовы лошадей с остатками сбруи. Ни надписи, ни изображения, ни медали не могли указать, какому народу принадлежали эти могилы. Мечи были не европейские, а обычай хоронить в урнах пепел усопших принадлежал народам дохристианским — всадников с лошадьми хоронил Восток.

На следующий день командир десанта Н. Н. Раевский и командир эскадры М. П. Лазарев под прикрытием трех батальнаонов пехоты, батальона моряков с двумя полевыми пушками отправились вдоль берега бухты до крепостцы Суджук-кале для обозрения местности. Осмотрев берег и окрестности, они отметили, что турки, строя крепостцу, место под нее выбрали неудачно. Дело в том, что она не защищала вход в бухту и не оказывала воздействия на неприятеля, находящегося в Цемесской долине.

В тот же день М. П. Лазарев подписал два рапорта: один — начальнику Главного морского штаба А. С. Меншикову и второй — Его Императорскому Величеству Николаю I, что десант на берег Суджукской бухты высажен удачно.

История сохранила сведения и о том, что 15 сентября началась рубка леса под укрепление, а 18-го приступили к строительству укрепления, которому 14 января 1839 года приказом Военного министра графа А. И. Чернышева было присвоено наименование Новороссийск, чем подчеркивалось большое значение этого места для России.