Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

Прошло всего несколько месяцев, и начальник Черноморской береговой линии генерал-лейтенант Н. Н. Раевский своим рапортом поднял вопрос о переименовании Суджукской бухты. В частности, он писал: «Бухта, на которой воздвигается Новороссийское укрепление, называется всеми жителями Кавказа Цемесской, от имени долины, лежащей при внутренней ея оконечности. Турки при входе в бухту некогда построили незначительный форт под названием Суджук-кале… от сего бесполезного и уже разваленного форта дается название всей бухты Суджукская…»

А так как адмирал М. П. Лазарев отсутствовал, то резолюцию на рапорт Раевского написал начальник штаба флота контр-адмирал С. П. Хрущов:

«За свою историю бухта имела много названий. Древние греки в конце IV — начале V столетий, основав на берегах бухты колонию Бота, назвали ее «Голубая гавань». С поселением в XII веке здесь генуэзцев, основавших факторию Баторио, бухта получила название «Прекрасная гавань».
С 1720 года, со времени постройки турецкой крепости Суджук-кале, бухта стала носить название «Суджукской».
Откликнулся на рапорт Н. Н. Раевского и император Николай I, который приказал адмиралу Лазареву «с 8 мая 1839 года… бухту Суджукскую на будущее время именовать на картах Новороссийской или Цемесской».

В июне 1840 года Нидерландский посланник в Одессе Тетбу де Демариньи после посещения строящегося Новороссийска в своих воспоминаниях записал: «В бухте Тсемес… существуют следы древней постройки. Я поспешил снять с них план, потому что не останется о нея ровно ничего: камни отсюда разбираются на постройку новых зданий. Курганов в постройке этой, представляющей род укрепления, не заметно, но их много к юго-востоку (у Суджук-кале. — В. С.). Значительная часть их раскопана уже из любопытства или уничтожена вследствия новых построек Русского поселения… Остатки турецкого укрепления Суджук-кале находятся на берегу моря, в глубине бухты, насупротив и в двух милях от Новороссийска. Видны еще следы базара и кладбища с мраморными могильными камнями».

Осенью 1841 года унтер-офицер Тенгинского пехотного полка М. Ф. Федоров, посетив берега Цемесской бухты, написал небольшое стихотворение, посвященное освоению русским оружием берегов Черного моря, отошедших к России по Адрианопольскому мирному договору:
Там, где горы исполины Стали вечною стеною,
Моря Черного пучины Блещут светлою волною.
Где когда-то были слышны Звуки рыцарских мечей,
Где в ущельях ядра выли Генуэзских батарей.
Там, где с шашкою встречались Ятаганы на скале,
Там, где башни красовались Крепостцы Суджук-кале.
Там-то Севера сынами И под сению знамен,
Оградившийся штыками Будет город заложен.
Это единственное стихотворение, которое посвящено Суджук-кале, и первое — посвященное Новороссийску.
Очередная русско-турецкая война 1828-1829 гг. была закончена 2 сентября (ст. ст.) 1829 года заключением Адриано- польского мирного договора. Россия настояла, чтобы в статье № 4 было записано следующее: «…а равно весь берег Черного моря от устья реки Кубани до пристани Святого Николая включительно пребудут в вечном владении Российской империи». Кроме этого к России отходили две сухопутные крепости, Турция же была обязана выплатить России контрибуцию в 33 млн. руб. золотом и право свободы мореплавания в черноморских проливах русских и иностранных кораблей.

В общем, Адрианопольский мир представил собой новый успех России, в результате которого было завершено присоединение к Российской империи основной территории Закавказья и сделан большой шаг к ослаблению турецкого ига для балканских народов. Результатом мира стало расширение сферы черноморской торговли, что в свою очередь стимулировало экономический подъем на юге России.