Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

Кавказ же для России был необходим в интересах обороны ее южных границ и как опорный пункт в экономическом и военном проникновении на Ближний и Средний Восток. С другой стороны, противники России стремились использовать Кавказ в качестве плацдарма для борьбы с нею за ближневосточные рынки. Поэтому утверждение господства на Кавказе входило и в планы России, и в замыслы Турции и стоящей за ней Англии.

Однако возвратимся на восточный берег Черного моря, на котором в те годы находилась только одна турецкая крепость Анапа и разрушенная крепостца Суджук-кале. Пропаганда противников России — Англии и Франции приводила по странам Европы такие сведения, которые от действительности были весьма далеки. Так, в 1836 году бывший писатель и декабрист Александр Бестужев-Марлинский, находившийся в действующем отряде генерала А. А. Вельяминова на Кубани и на берегу Черного моря, как-то писал своим братьям:
«…Нелепости, помещаемые в английских и французских газетах, переходят за позволение. Например, недавно… написано, что мы взяли после жестоких потерь цветущий город Суджук-кале, ключ Кавказа, а Суджук-кале — срытый редут, где нет приюта даже двум пастухам, и занят без выстрела. По этому же размеру извещают и о разбитии нас. Эти газеты хуже персидских сказок».

Хотя Суджук-кале числился у русского командования как разрушенное укрепление, вопрос о заселении Черноморского побережья все же ставился. Поэтому уже на следующий после мира год командование кавказских войск и послало в Закубанье разведчика — артиллерийского офицера Георгия Новицкого, который, переодевшись глухонемым черкесом, проехал по землям натухайцев и шапсугов от Анапы до крепости Прочный Окоп. Это позволило ему сделать довольно подробное описание бухты с Суджук-кале и затем составить сухопутную карту местности, что в 1831 году подтолкнуло императора Николая I к поднятию вопроса о строительстве укреплений на восточном берегу Черного моря. В том же году начальник Главного морского штаба князь А. С. Ментиков подготовил правительству доклад, в котором, в частности, было отмечено следующее:
«Суджук-кале довольно прикрыт от морского волнения рифом, идущим от западной оконечности залива, и имеет глубину, достаточную для судов самого большого ранга; но вход тесен и не при всяком ветре войти или выйти из него можно; грунт при том дурной и береговой северо-восточный ветер свирепствует столь же сильно, как и бора у Адриатических берегов. Суда при действии сего ветра, ежели не ошвартованы, вплоть к северо-восточным берегам подвергаются обыкновенно крушению, быв выброшены на противоположную сторону залива. Расстояние между входами в Геленджик и Суджук-кале едва ли превышает 20 верст, следовательно, владея Геленджиком, мы имеем в своих руках и лежащий позади Суджук-кале…»

На основании этого доклада правительство приняло решение первым делом основать приморское укрепление в Геленджикской бухте. Для чего в начале 1831 года в Суджукской бухте, невдалеке от крепостцы Суджук-кале, собралась довольно большая эскадра Черноморского флота под командой капитана II ранга Н. И. Темтинова. Оставив 23 июля Суджукскую бухту, она прибыла в Геленджике кую бухту, где спустя пять дней и заложила укрепление Геленджик.

Однако жизнь вскоре потребовала, чтобы рядом с укреплением было основано и поселение из малороссийских казаков, о которых командир Отдельного Кавказского корпуса граф И. Ф. Паскевич в своем письме на имя Военного министра графа А. И. Чернышева писал, что в целях утверждения и безопасности края следует «исполнить Высочайше предназначенное переселение в Анапу малороссийских казаков, учредив, если найдутся средства, подобные поселения в Геленджике и Суджук-кале».