Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

В память о тех героических днях, когда весь бывший плацдарм был буквально изрыт воронками от авиабомб, на бывшем южном бастионе Суджук-кале позже была установлена каменная стела с надписью:

«На этих рубежах 1 февраля 1943 года высадился десант моряков Черноморского флота и воинов Северо-Кавказского фронта. 225 дней в ожесточенных боях героические советские моряки и солдаты отстаивали плацдарм, названный защитниками «Малая земля». Отсюда начался решающий штурм позиций гитлеровских захватчиков, завершившийся 16 сентября 1943 года изгнанием их из города. Слава воинам-защитникам Новороссийска».

А на полуразрушенном западном бастионе бывшей Суджук-кале, у которого некогда стояла радиостанция, установлена доска с надписью: «Галерея боевой славы — памятника- ансамбля «Малая земля».

Если это памятник-ансамбль, то зачем тогда бывший ранее на этом месте памятник истории и культуры был уничтожен?

Для чего? Для того, чтобы установить на месте разрушенного памятника другой, более помпезный, история которого связана в основном с личностью.
В заключение отмечу, что в краткой статье охватить хотя бы частично историю Новороссийска, взявшего свое начало у забытой крепости Суджук-кале, довольно трудно.

Однако, надеюсь, что собранный в ней материал как-то поможет историкам, и просто краеведам, расширить познание тех страниц истории Родины, которые волею судьбы и невежд были вырваны из Памяти России, как это было сделано с забытым богом и людьми Суджуком.

 

В. СОЛОВЬЕВ, историк, краевед


 

 

 

 

К 205-летию издания указа войсковой канцелярии о строитечьстве в городе Екатеринодаре почтового двора (1801)

«…ВЕЛЕНО ПРИЛОЖИТЬ СТАРАНИЕ»

 

 

В «Журнале, учиненном в войсковом Черноморском правительстве… разным делам» за 1794 год значится: «4 июля. Учреждены от Екатеринодара до Ейского окружного правления десять и до Тамана десять почтовых станций, на каждой по шесть пар лошадей с повозками и погонщиками» [1]. Эту информацию можно считать первым документом, упоминающим о начале почтовой службы на Кубани.

Но только 6 мая 1801 года из Черноморской войсковой канцелярии поступило предложение от первоприсутствующего генерал-лейтенанта Кираева с планом подробного описания строительства почтовых станций. План предусматривал постройку почтового двора с целым комплексом строений и служб: две избы в одной связи через сени предназначались для конвойных казаков; анбары, конюшня для почтовых лошадей, конюшня для конвойных казаков, волов и повозок; конюшня или сарай для почтовых повозок и проезжих лошадей и повозок, анбар для складки упряжи. «Строить сии станции из чего удобнее и выгоднее, т. е. из дерну, из толстого лесу или из хворосту с прочною обмазкою. Кухни и пекарни сделать особые за двором из дерну, покрытые для предосторожности от пожара» [2].

Все было предусмотрено в этом указе, кроме главного — где брать средства на строительство.

Поэтому 11 июня 1801 года городничий Екатеринодара поручик Малов пишет в канцелярию:
«Присланным ко мне из оной канцелярии от 20 числа истекшего мая… указом, велено приложить старание к выстроению немедленно в городе Екатеринодаре почтового двора, потребно немалое количество подвод и людей — и отколь требовать, в указе не пояснено, то о сем донеся оной канцелярии, покорнейше прошу откудова на построение оного двора требовать подводы и мастеровых людей, учинить рассмотрение и снабдить меня резолюцею» [3].

Екатеринодарский почмейстер сотник Павленко, человек неравнодушный и энергичный, настойчиво добивался постройки почтовой станции. 14 ноября 1801 года он снова обратился в войсковую канцелярию:
«Хотя насланным из оной войсковой канцелярии Указом здешнему (новому) городничему поручику Харченку и повелено состроить в городе Екатеринодаре для пребывания почтарей дом, а для содержания лошадей конюшню, но за неоднократными моими о сем настаиваниями оной господин Харченко объявил, что таковую постройку ему чинить нечем. А как ныне при сей почте по наступающему зимнему времени конюшни для содержания лошадей и для пребывания летючих («летучих» — курьеров) дому не имеется, то о сем представляя Черноморской войсковой канцелярии покорнейше прошу о выстройке всего того, кому следует предписать» [4].

Между тем еще 22 июня 1801 года Черноморская войсковая канцелярия приказала: «…постройку почтового двора и прочих на почтовых станциях домов в рассуждении нынешней рабочей временны (летняя рабочая страда) приостановить» [5].