Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

 

 

 

 

 

К 205-летию учреждения в городе Екатеринодаре первой полицейской команды (1801)

из ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ ПОЛИЦИИ В ЕКАТЕРИНОДАРЕ

 

 

6 мая 1801 года в городе Екатеринодаре была учреждена первая полицейская команда из 12 конных и 12 пеших казаков. В обязанности команды вменялось пресечение воровства, грабежей и наблюдение за общественным порядком.

(Календарь памятных дат и знаменательных событий Краснодарского края на 2006 год)

Заселение Кубани, проводившееся Российским государством в конце XVIII века, носило военно-казачий характер. В первые годы освоения края, в отличие от большинства регионов Российской империи, в нем не было профессиональных органов охраны общественного порядка и борьбы с уголовной преступностью (полиции).

В соответствии с «Порядком общей пользы», который регламентировал управление, расселение и землепользование в Черноморском казачьем войске, принятым 1 января 1774 года правительством Черноморского казачьего войска, в первые годы заселения края функции охраны общественного порядка и борьбы с уголовной преступностью исполнялись органами и должностными лицами казачьего управления.

Однако дальнейшее развитие социально-экономических отношений и особенно сложившаяся криминогенная ситуация потребовали создания полиции.
Криминогенная ситуация на Кубани и в Екатеринодаре в частности в 1793-1801 годах во многом как бы произрастала из прежних лет, когда Черноморское казачье войско находилось еще за Бугом, и даже из Запорожской Сечи. Сохранилось много исторических свидетельств о том, что среди казаков, как за Бугом, так и, особенно, в Запорожской Сечи, было довольно много лиц, совершавших уголовные преступления. Запорожцы являлись активными участниками различных разбойничьих шаек.

Бывший запорожский казак Н. Корж рассказывал о последних годах Сечи следующее: «Из женатых или сидячих казаков мало было преступников, а холостые сироты сей участи больше подвергались… сии шалуны пускались великими шайками на добычу и начинали красть, грабить, убивать…» .

Некоторые исследователи считали, что состав Черноморского казачьего войска до одной трети составляли казаки, служившие в бывшей Запорожской Сечи.
1881 году в Екатеринодаре была издана работа И. В. Бентовского «Заселение Черномории с 1792 по 1825 г.г.». В этой памятной книжке Кубанской области сообщалось, что в Черноморском казачьем войске «истых сечевиков» (выходцев из Запорожской Сечи) было 30%, «охотников» (т. е. из свободных людей) — 40% и 30% «прочих».
Каким образом автор получил эти цифры, какими документальными источниками он пользовался, в настоящее время неизвестно.

Однако «дед» кубанской истории Ф. А. Щербина отмечал: «…в Черноморское войско записывалось много лиц, не имевших никакой связи с Сечью» .

Он также писал: «Воровство, бродяжничество, организованные грабежи проходят красной нитью через всю историю Черноморского казачества» .
Последующие исследователи, профессионально занимавшиеся именно историей органов внутренних дел на Кубани, считают такую позицию очень резкой и не во всем соответствующей действительности, но для конца XVIII — начала XIX века слова Ф. А. Щербины, на мой взгляд, были справедливыми.

Высокий уровень преступности во многом определялся тем, что в войско записывалось большое количество людей, имевших уголовное прошлое; необходимо также учитывать и крайне тяжелое, практически нищенское положение значительного числа казаков.

Известный историк В. А. Голобуцкий, опубликовавший в 1956-м в Киеве работу «Черноморское казачество», считает, что в 1800 году «сирот», т. е. одиноких неимущих людей, на Кубани было около 10 тысяч, хотя, возможно, это число и завышено.