Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

Городничему вменялось разбирать маловажные ссоры и драки с «доставлением обиженной стороне удовольствия». Воров и мошенников следовало взять под караул, посадить в тюрьму и доложить атаману…
Этим же ордером определялись и права квартальных: каждое утро они должны обойти свои кварталы и расспросить жителей о благополучии, а также «о приезжих со стороны разного звания людях» и рапортовать об этом городничему.

Таким образом, Д. С. Волкорез являлся как первым главой города, так и первым начальником полиции Екатеринодара.
В связи с тем что лиц, исполняющих полицейские функции на профессиональной основе, не было, к осуществлению этих обязанностей Данила Волкорез в очередном порядке привлекал казаков.

Первый екатеринодарский городничий и начальник полиции в одном лице исполнял свои функции менее двух лет.
20 января 1795 года в войсковом правительстве слушалось прошение об отставке городничего. Данила Волкорез указывал, что, вследствие исполнения должности городничего «на всем своем содержании», дошел до того, что «не имеет даже дневного пропитания», и просил «в уважение его службы и трудов для взыскания себе пропитания от сей должности уволить». На его место городничим был назначен старшина Коротняк, а в последующие годы эту должность занимали: поручики Майборода (1796), Белый (1796), Стишко (1797), Радич (1798), капитан Танский (1798), поручики Малов (1800), Харченко (1801).

Жалованье членам городского правления (городничий, его помощник, писарь) и квартальным надзирателям не предусматривалось до 1796 года, а позже выплачивалось из войсковых сумм. На начало 1799-го годовой оклад городничего составлял 50 рублей, помощника — 30, писаря — 20, то есть, если пересчитать на месяцы, это составит соответственно 4 р. 15 к., 2 р. 50 к., 1 р. 75 к. 17 января 1798 года городничий Радич обратился в войсковое правительство с просьбой о прибавке жалованья членам городничего правления, так как «по нынешней во всем дороговизне к содержанию себя нет возможности». Правительство посоветовало городничему, «чтоб он впредь до рассмотрения в просимом взял терпение».
Сейчас довольно сложно представить соответствие должностных окладов чиновников тех лет уровню стоимости жизни в Екатеринодаре в то время, но для сравнения можно привести такую цифру: стоимость одного фунта баранины или говядины составляла 5 копеек, т. е. килограмм мяса стоил 12-13 копеек. Поэтому просьба Радича о прибавке к жалованью была обоснованной.

В августе 1798 года атаман Т. Котляревский приказал капитану Танскому иметь «при городничестве» двух квартальных и двух конных рассыльных, а от граждан города избрать десятских и сторожей. К июню 1801 года в городе имелось пять квартальных: полковой есаул Кравец, сотники Лагода, Белошапка, Селхавой и полковой хорунжий Зима.
В конце XVIII века административно-полицейская власть Екатеринодара имела следующую структуру: городничий, подотчетный Черноморскому войсковому правительству, ему подчинялись помощник городничего, писарь и квартальные надзиратели, квартальные надзиратели руководили десятскими и сторожами, проживавшими в их квартале.
16 февраля 1801 года грамотой императора Павла I вместо войскового правительства была учреждена войсковая канцелярия, а в ней пятая экспедиция для полиции.

Первым руководителем Черноморской войсковой канцелярии император Павел I определил генерал-лейтенанта И. П. Киреева, должность которого именовалась как «первоприсутствующий в канцелярии Черноморского войска». По прибытии в Черноморию Киреев сразу указал на плохую работу полицейских структур края. Выступая на одном из заседаний войсковой канцелярии, он говорил: «…через слабость полиции Екатеринодарской, троекратно бежал из города крестьянин с женою и детьми…», земская полиция во многих случаях замечена им «совсем неисправною».