Рейтинг@Mail.ru

Вперед, вперед, моя исторья!

Вперед, вперед, моя исторья! 2018-04-05T14:06:01+00:00

Земельные собственники, пожизненные владельцы, управляющие недвижимым имуществом по письменным договорам, арендаторы по письменным договорам, уплачивающие 3 р. 30 к. годового поземельного налога, вместе с городскими избирателями Баталпашинского, Кавказского и Лабинского отделов, присоединенные к съезду землевладельцев на основании ст. 6 Правил, были представлены 23 выборщиками и 18 выборщиками — городские избиратели, из которых в отделах: Екатеринодарском — 5, Ейском — 3, по 2 в Майкопском и Темрюкском, а также 4 в Новороссийске и по одному в Туапсе и Сочи. Наконец, двух выборщиков избирали рабочие [8].

Составители Правил преследовали определенные цели. Видно, что предпочтение отдавалось казачеству. 45 их выборщиков выбирало 3 депутатов Думы. В то время как столько же депутатов избирало 57 выборщиков неказачьего населения. В выборах в Думу приняло участие не менее половины из внесенных в списки избирателей. То есть и для местного общества Дума являлась если не особым, то существенным фактором политической жизни, положившим начало эпохе парламентаризма.

Она внесла коррективы в тактику политических партий. К началу избирательной кампании в Думу на Кубани функционировали партийные организации общероссийских партий — социал-демократов (РСДРП), эсеров (ПСР), кадетов, октябристов, группы анархистов, Союза русского народа, а также национальных (региональных) партий — украинских социал-демократов (УСДРП), армянских социал-демократов (Гнчак) и эсеров (Дашнакцутюн), украинских радикальных демократов (УРДП) и др. [9].

Революционные партии в принципе не игнорировали парламент, но все же оставались в той конкретной ситуации приверженцами внепарламентской деятельности. Исключение составляли анархисты, не верившие в возможность мирной борьбы с правительством и капиталом. «Мы не верим, как эсеры, в парламент. Там не наше место. Это правительственное учреждение. Не нам отходить от пролетариата на высоту правительственных сфер», — отмечалось, в частности, в листовке екатеринодарской группы «Пролетариат» [10].

Для либеральных партий, наоборот, созыв Думы означал, в сущности, воплощение их мечты. Избирательный закон 11 декабря дал либералам возможность направить всю пропагандистскую работу на переключение массового движения с революционного на парламентский путь. Ими подчеркивалась перспективность именно этого пути для решения основных вопросов российской действительности. Они отмечали, что только от Думы можно ждать обновления, порядка и спасения. Для этого в распоряжении либеральных партий имелись такие хорошие печатные агитационные средства, как пресса и издательства по выпуску популярной литературы. Вместе с тем этот закон был по-разному оценен кадетами и октябристами.

ЦК кадетской партии в письме к местным организациям называл его «не соответствующим идеалу партии», но тем не менее рекомендовал принять участие в выборах. Кубанский
комитет посвятил специальное собрание для обсуждения этого письма и выработки тактики по отношению к Думе. Предстояло ответить на следующие важные вопросы: принять ли участие в выборах? идти ли в Думу? ограничиваться ли в ней лишь выработкой избирательного закона и закона о свободах или заняться также другими важными проблемами? Местный комитет принял точку зрения ЦК без дебатов.

II съезд кадетов в январе 1906 года принял решение о безусловном участии в выборах. Эта точка зрения была сформулирована в докладе ЦК, с которым выступил П. Н. Милюков. Слабая оппозиция левых кадетов была преодолена. Сложнее обстояло дело с компетенцией Думы, созываемой не на основе всеобщего избирательного права, что противоречило одному из главных положений программы. Здесь резолюция носила компромиссный характер: с одной стороны, признавалась необходимость органичной работы, а с другой, — чтобы не оттолкнуть левых кадетов, говорилось, что после законодательных мероприятий неотложного характера партия будет добиваться замены Думы Учредительным собранием. Но оно понималось как собрание, созванное для составления основного закона (конституции), а не как собрание, облеченное всей полнотой власти. Единогласно был одобрен тактический доклад М. М. Винавера, который предлагал объединить все оппозиционные силы в борьбе с правительством и со всеми, его поддерживающими. Представители Кубанского комитета Н. Н. Николаев и Н. М. Рындин примыкали к левому крылу делегатов съезда. Н. Рындин предложил, чтобы созывом Думы занимался человек, пользующийся доверием общественности. Таким он считал Святополка-Мирского, но поправка не прошла [11].