Рейтинг@Mail.ru

Загадки Понта Эвксинского. М. В. Агбунов

Загадки Понта Эвксинского. М. В. Агбунов 2018-04-05T12:25:20+00:00

Езде одна попытка вычислить день плавания предпринята на основе данных Геродота о том, что Эксампей находится в четырех днях плавания от моря. Предпринятые здесь расчеты также просты. Отрезок Южного Буга от Николаева, где помещено устье, до Первомайска, где течение Гипаниса разделено на пресное и горькое, измерен в 150 км, откуда получен день плавания в 37 км. Но здесь допущена ошибка в выборе точки отсчета. Отсчитывать расстояние следует не от Николаева, а от Очаковского мыса, который античные мореплаватели, как уже говорилось, считали устьем Борисфена. Но мы не будем занимать этими расчетами, чтобы не замкнуться в порочном круге — искать Эксампей с помощью измерений, основанных на отождествлении Синюхи с… Эксампеем.

Таким образом, можно считать, что основные трудности, препятствовавшие точной локализации Эксампея, преодолены. Устье Борисфена уточнено. Это район Очаковского мыса. Удалось вычислить и день плавания. Он равен примерно 55—58 км. Теперь можно приступить к анализу существующих точек зрения о местоположении Эксампея.

К. К. Шилик правильно определил день плавания в 52—57 км и выяснил, что Эксампей находился в 208— 228 км от моря. Но устье Гипаниса он указал не у Очакова, а в 80 км западнее. Оттуда и отсчитал указанное расстояние. Следствием такой ошибки стало «смещение» Эксампея вниз по реке и отождествление его с Гнилым Еланцом. А это в свою очередь «удлинило» верхнюю часть Г ипаниса. Длина Южного Буга до этого места равна 750 км. Такое расстояние составляет 12 дней плавания, а не 5. Так неправильная локализация привела К. К. Шилика к противоречию с данными Геродота. Пытаясь найти выход из создавшегося положения, он прибегает к методологически недопустимому приему: вводит для верхней части реки другое значение дня плавания—80 км. Ведь день плавания, как и день пути, является усредненной постоянной Величиной, общеизвестным эталоном, с помощью которого измеряют необходимые расстояния. Как же можно увеличивать или уменьшать эту цифру и тем более комбинировать разными величинами, да еще на одной и той же реке?! Но и эта непоследовательность не спасает положения: она сокращает время плавания лишь до 9,5 дня. Тогда исследователь пытается найти другой выход. Он считает, что Гипанисом в верхней части называли не весь Южный Буг, а следующее его сочетание: Гнилой Тикич—Синюха—Южный Буг. Для такой идентификации, по его мнению, имеются «достаточно серьезные основания» (с. 454). Они сводятся к следующим пунктам:

  1. Трасса эта имеет длину около 380 км, что составляет при той скорости плавания 4,75 дня. Это очень близко к пяти дням Геродота.
  2. Случаи несовпадения современных названий по всей длине реки со старыми названиями известны.
  3. Синюха не слишком глубока, а это соответствует указанию Геродота о том, что в верховьях река Гипанис еще мелка.
  4. Верховья Гнилого Тикича могли быть озером, из которого вытекал Гипанис. Речка там широко разливается, течение почти незаметно.

Таким образом, К. К. Шилик разрешил возникшее противоречие тем, что увеличил день плавания до 80 км для верхней части реки и отождествил верховья Гипаниса с Синюхой.

Теперь о точке зрения Б. А. Рыбакова. Вначале исследователь в принципе, можно сказать, присоединился к отождествлению Эксампея с Синюхой и, основываясь на этом, пытался вычислить день плавания. Но он определил устье Г ипаниса у Николаева и этим значительно «сократил» нижнее течение реки, а в конечном счете и день плавания. Это привело к противоречию с данными Геродота. При столь уменьшенном дне плавания (37 км) верхняя часть Гипаниса, равная пяти дням плавания, должна иметь не 450 км, как Южный Буг, а всего лишь 180 км Возникшее противоречие Б. А. Рыбаков разрешил так же, как и К. К. Шилик,— отождествил Гипанис с Синюхой и одним из ее притоков — Горным Тикичем (с. 34). Свои выводы он подкрепляет следующими аргументами: