Инициатива трех морей: изменение Центральной Европы?

Инициатива трех морей: изменение Центральной Европы?

После Brexit Франция оказывается одна против Германии и должна смириться со стратегией Берлина в военных и энергетических вопросах. Стратегическая слепота, которая мешает ему задуматься о своих отношениях с Россией и Китаем. Пока Западная Европа катается на коньках, Центральная Европа начинает сближение с Пекином.

Как следует анализировать стремление французов наладить отношения с Москвой? По словам Велины Чакаровой, возглавляющей Австрийский институт Европы и политики безопасности (AIES), это следует рассматривать как отчаянный поступок Парижа. По ее словам, страны Центральной и Восточной Европы очень обеспокоены этим маневром ослабленной Франции со слабым стратегическим мышлением, которой было бы выгодно позволить русским вернуться самостоятельно. В отличие от немцев, которые никогда не рвали связи с Россией, о чем свидетельствует газопровод «Северный поток-2». Это служит не только для того, чтобы отдалить Москву от Пекина, но и для того, чтобы скрыть немецкое чутье на фиаско в энергетическом переходе, включая Федеральную счетную палату.[1] осуждает неконтролируемое снижение себестоимости производства электроэнергии, что делает российский газ еще более важным. В недавнем анализе[2] которую она написала для AIES, Велина Чакарова исследует Инициативу трех морей. Этот альянс объединяет 12 стран[3] расположенных у берегов Балтийского, Черного и Адриатического морей, которые демонстрируют сильный экономический рост и контролируют свои бюджеты. По своему географическому положению они частично составляют равнину, ведущую к Москве, у которой есть соблазн считать их гласисом, подобно сегодняшним Белоруссии или Украине.

Европейский дивизион

Таким образом, 12 находятся в центре внимания и финансирования со стороны Вашингтона и Брюсселя. Таким образом, они развивают сеть инфраструктур (например, тоннель под Балтикой) и особенно газопроводы. Они транспортируют или будут транспортировать американские, средиземноморские и ближневосточные газы. Сланцевый газ действительно является сильным экспортным рычагом для американцев, особенно в Азию (Японию и Южную Корею) и в Европу. Среди 12, Австрия, которая является частью колеса Германии, или Венгрия имеют связи с Россией и Китаем. Соседние с Россией страны (Польша и страны Балтии) естественно отдают предпочтение американскому газу. Франция, ни от кого не зависящая от газа благодаря своему атомному флоту, может найти стержневое место и попытаться подтолкнуть пешки своей атомной промышленности к Вышеградской группе[4].

Кроме того, Инициатива трех морей позволяет некоторым странам выйти из Шелкового пути или альянса 17+1, который связывает 17 европейских стран с Китаем, как, например, Литва, которая вышла в мае 2021 года. Китай неустанно продолжает свою работу по соблазнению слабых европейских связей, таких как как Италия, оставленная Брюсселем зимой 2020 года, а затем захваченная Марио Драги.

Таким образом, оглушительное молчание Европейского Союза во время вступления Китая в Афинский Пирей десять лет назад остается загадкой. Сегодня Сербия, подвергшаяся остракизму со стороны Европы в 1990-х годах, предлагает идеальное лицо вассала Пекина: китайские полицейские патрули в Белграде, китайские камеры наблюдения по всей стране и широко разрекламированное использование китайской вакцины. Новые шелковые пути не проходят далеко.

По словам Велины Чакаровой, внутри Союза каждая европейская страна хочет все делать сама, что является результатом нерешительности европейских институтов. Можно также предположить, что в 2011 г. китайская угроза не была предметом стольких комментариев и анализов. Даже если, как сожалеет Тома Гомар в своей недавней Невидимые войныЗапад по-прежнему сталкивается с острой нехваткой аналитиков Коммунистической партии Китая.

Но помимо функционирования КПК, европейцам также не хватает внимания к китайско-российскому стратегическому партнерству, которое Велина Чакарова называет ДраконМедведь (Дракон Медведь). Это партнерство будет укрепляться (кибер-, космическое, военное), но не будет возможности иметь много информации о его содержании.

Читайте также: Книга: День, когда Китай победит

Новая китайская агрессивность

Что происходит из Китая, например интервью генерала Цяо Ляна в прошлом году[5]один из авторов знаменитого Война за гранью, это учет всех полей вмешательства в их противостояние со своими врагами. На данный момент переплетение между Китаем и Соединенными Штатами, которое часто называют Китайский Американскийа до президентства Трампа наблюдался лишь частичный разворот: китайский экспорт в США резко вырос благодаря блокировкам и помощи, оказанной американским домохозяйствам федеральным государством. Эти положительное сальдо торгового баланса Китая перерабатывается в казначейские облигации США, тем более что сегодня нет валюты или системы, способной заменить доллар.

Некоторые исследователи полагают, что новая агрессивность Китая приведет к разочарованию и что он примет вид дружелюбной панды. Во времена 100е Юбилей партии, отмечаемый с большой помпой и вездесущностью Си Цзиньпина, можно сомневаться, что линия партии скоро смягчится. Пекин остается на линии Сталина-Мао, коды которой принимает президент Си. Поэтому мы с интересом прочитаем это выступление.[6] Джон Гарнаут, бывший австралийский журналист в Пекине, ставший советником в Канберре, дает очень аргументированную трактовку линии партии. Идеология Пекина дает полное облегчение технологическому решению и капитализму наблюдения, которые уже были осуждены Шошаной Зубофф или Евгением Морозовым задолго до кризиса в области здравоохранения. Джон Гарнаут — один из первых аналитиков, внесших свой вклад в пробуждение австралийцев перед лицом китайского империализма.

Остается увидеть, чего могут и хотят западные государства, орошаемые финансированием из Пекина. По словам Велины Чакаровой, помимо финансирования аналитических центров и западных университетов, Китай поддерживает связи с 450 политическими партиями мира (в частности, с социал-демократическими партиями). Можно легко добавить, что, в отличие от русских Советов во время холодной войны, китайцы обладают исключительными финансовыми возможностями.

Из-за связей КПК с Демократической партией США Велина Чакарова считает, что в ближайшие два года между Китаем и США не будет вооруженного конфликта (несмотря на воинственные заявления Никки Хейли).[7] Например). Что касается американцев, то их стремление превратить НАТО в союз против Китая, похоже, находит лишь слабый отклик среди их союзников. Они укрепляют свои связи со странами «четверки» (Индия, Австралия и Япония), а также с некоторыми соседями Китая, находящимися под его давлением, такими как Вьетнам или Филиппины.

Велина Чакарова напоминает, что Россия и Китай ведут себя как головорезы (бандиты) и что перед лицом такой практики европейцы должны укрепить свою позицию и свои средства. Это проходит через армейский корпус в континентальном масштабе. Это также включает в себя развитие отрядов наемников, таких как группа Уорнера для русских, Black Water для американцев или даже китайских наемников (некоторые из которых проходят обучение у легендарного Эрика Принса, основателя Black Water). Африка стала привилегированной игровой площадкой китайцев. Русские и турки следуют по их стопам на континенте, а с европейской стороны там действует только Франция.

Читайте также: Ядерное сдерживание: российско-американская дуэль подверглась испытанию Китая

[1] Мишель Бэй, «Экологический переход. Германия обеспокоена (наконец-то!) Контрапункты16 мая 2021 г.

[2] Велина Чакарова, Ливия Бенко, «Инициатива трех морей как геополитический подход и роль Австрии», АИЕС Фокус11/2021.

[3] Австрия, Болгария, Хорватия, Чехия, Эстония, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия, Словения.

[4] Польша, Венгрия, Чехия и Словакия.

[5] Можно найти на сайте Конфликты.

[6] Размещено на сайте Билла Бишопа Sinocism. Французский перевод можно найти на сайте Конфликты.

[7] Бывший посол в ООН.

Оцените статью
Добавить комментарий